Понятие договора купли-продажи

Итак, по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (ст.
454 ГК).
"Товаром по договору купли-продажи признаются любые вещи, как движимые, так и недвижимые, индивидуально определенные либо определенные родовыми признаками. Купляпродажа отдельных видов вещей может регулироваться помимо норм ГК иными федеральными законами, а также другими правовыми актами. Так, специальные правила купли-продажи могут быть установлены в отношении ценных бумаг и валютных ценностей (п. 2 ст. 454 ГК)" <*>. Данное высказывание опять-таки выводит нас на проблему вещности эмиссионных ценных бумаг. Подразумевая под ценными бумагами специфический объект права собственности, вполне можно предположить, что правила купли-продажи подобного объекта будут специальными. Допустим, что специальные правила купли-продажи определяются постольку, поскольку определяются специальные правила купли-продажи прав (например, уступка права требования в порядке цессии). Однако в параграфе о переходе прав по бездокументарным ценным бумагам мы наглядно показали, что указанная ситуация невозможна не только по именным эмиссионным бездокументарным ценным бумагам, но и по именным неэмиссионным ценным бумагам. Поэтому, размышляя далее, мы можем предположить, что специальные правила купли-продажи корпоративных эмиссионных ценных бумаг должны содержаться в специальном законодательстве, и прежде всего в Законе о РЦБ и Законе об АО. Но в Законе о РЦБ наличествует только ст. 29, предусматривающая порядок перехода прав на ценную бумагу, происходящий уже во исполнение заключенного договора. Специальными правилами, непосредственно регулирующими процедуру заключения сделки, можно признать биржевые правила (например, формирование лота ценных бумаг, порядок оферты и акцепта в условиях биржи). Как же тогда быть с первичным размещением вне биржи? Думается, что специальные правила отчуждения содержатся в Законе об АО, например в разделе о крупных сделках и сделках с заинтересованностью. И специальными правилами, или специальным правовым режимом, можно считать те правила, которые образуют специфику определения предмета сделки, выражения воли сторон и, наконец, исполнения сделки. Но суть договора купли-продажи остается: отчуждение имущества, находящегося у отчуждателя (продавца) на абсолютном праве (так называемом специфическом праве собственности). Не следует думать, что порядок перехода права в какой-либо мере должен противостоять договору о передаче имущества, скорее, наоборот: порядок перехода прав, как мы указывали выше, происходит фактически в порядке трансферта, а не цессии, является юридическим последствием факта заключения договора купли-продажи ценных бумаг и совершается во исполнение последнего. Товар как объект сделки не следует буквально отождествлять с ее предметом (см. о предмете ниже), товар органично входит в предмет сделки как элемент, обусловливающий существо другого элемента — действия о передаче права на ценную бумагу.
Ценные бумаги всегда выступали особым товаром, т.е. товаром, который был опосредованным звеном на рынке капиталов или на инвестиционном рынке. С точки зрения экономики важнейшее значение имеет устойчивость гражданского оборота, причем эту устойчивость может обеспечить должная защита прав собственника, особенно при сделках куплипродажи ценных бумаг, так как именно подобные сделки являются основным звеном в формировании цивилизованного рынка. "Важнейшая предпосылка нормального функционирования рыночной экономики — уважение и соблюдение прав собственности. Под правом собственности понимается возможность свободно распоряжаться ресурсами..." <*>
Было бы ошибочным утверждение о том, что при отсутствии бумажного носителя невозможно возникновение особого права собственности, как и то, что бездокументарная ценная
бумага не может выступать в качестве товара. При ближайшем рассмотрении абсолютного имущественного права становится, несомненно, ясным тот факт, что, теряя реальную вещную составляющую в совокупности признаков, право собственности, пусть в неком новом (не вещном) измерении, продолжает оставаться необходимой предпосылкой стабильности рыночного оборота ценных бумаг, выступающих в качестве особого товара. Другое дело, что подобный товар как объект гражданских правоотношений в сделках играет двойственную роль. Эта двойственность является закономерным следствием двойственности внутренних и внешних его признаков. Ценная бумага выступает именно как объект, на который направлены действия сторон. В отличие от обычной, например розничной, купли-продажи, где само существо действий предполагает передачу вещи фактически и конкретизация действия не имеет принципиального характера (т.е. существо правоотношения от такой конкретизации не меняется), в сделках с эмиссионными ценными бумагами вообще и бездокументарными ценными бумагами в частности существо действия находится в прямой зависимости как от формы, так и от содержания ценной бумаги (причем от содержания существо действия зависит ровно настолько, насколько содержание зависит от формы). Далее, с одной стороны, эмиссионная ценная бумага, например бездокументарная, выступает идеальным объектом воздействия или объектом сделки в узком смысле, с другой — бездокументарная ценная бумага органически "вливается" в собственно предмет сделки, определяя существо или юридическую специфику действия как основного составляющего вышеупомянутого предмета.
С точки зрения науки правоведения вопрос об объекте сделки купли-продажи представлялся спорным еще дореволюционной цивилистической мысли. "Продавать и покупать можно только вещи в смысле частей физического мира. <...> Между тем нередко понятие купли-продажи расширяется за пределы материального мира, ставят рядом с вещами исключительные права, а также права требования, например, говорят о купле-продаже обязательств. <...> Если вопрос этот может считаться спорным в науке, то с точки зрения русского законодательства нет, кажется, сомнения в том, что продавать и покупать можно только вещи, так как законы наши указывают только на материальные предметы, а не на права" <*>.
Подобные размышления ученого прошлого века наводят на вполне логичную мысль: а как, собственно, обстоят дела с действующим законодательством? Возможно ли распространить правила купли-продажи в совокупности с трансфертом (а не цессии в совокупности с куплейпродажей) на оборот эмиссионных ценных бумаг? Примечательно, что римское право обосновало следующую точку зрения: "Так, предметом купли-продажи могут быть не только движимые вещи, но и вещи бестелесные, т.е.
права. Можно сделать предметом договора права емфитезиса и суперфиция, отправление узуфрукта, вещные сервитуты, право залога и, наконец, права требования настолько, насколько они могут подлежать уступке" <*>.
Однако основной аргумент Г.Ф. Шершеневича против данной точки зрения — отсутствие указания русского законодательства о возможности продажи прав. Но если мы вернемся к действующему законодательству, то не увидим противопоставления уступки прав и купли-продажи как сделок, в то же время найдем фактическую невозможность уступки прав по именным ценным бумагам. Следовательно, можно сделать вывод, что при купле-продаже эмиссионных ценных бумаг мы имеем субсидиарное применение правил классической купли-продажи. Но основополагающие моменты купли-продажи или, так сказать, сам правовой смысл наряду с целью договора носят отнюдь не субсидиарный характер.
В принципе можно предположить, что Закон о РЦБ, Закон об АО, Закон о простом и переводном векселе содержат специальные правила оборота ценных бумаг, но, думается, что пробел заключается не в отсутствии специальных правил (они-то как раз наличествуют), а в отдельном определении исходной сущности договора купли-продажи эмиссионных ценных бумаг. Так можно рассуждать, если посмотреть на сложившуюся ситуацию в статике, т.е. если абстрагироваться от правоприменительной практики. Но если рассматривать ту же ситуацию с точки зрения правоприменителя (или в динамике), учитывая тенденции правового развития, то можно прийти к заключению, что особая природа договора купли-продажи эмиссионных ценных бумаг необходимо выводится в нечто единое целое из разрозненных положений Закона о РЦБ, Закона об АО, а также Положения о ведении реестра N 27, Положения о депозитарной деятельности. "Тем не менее, отрицание пробелов в праве нельзя считать неправильным, если мыслить право в состоянии его осуществления и применения. Ни один судья не вправе отказаться вынести решение под предлогом отсутствия юридической нормы. <... > Право должно давать
ответы на все вопросы, иметь определения для всех отношений, и оно в этом смысле не терпит пустоты, как и природа" <*>.
Исходя из вышеизложенного, для выведения некой абстракции можно дать соответствующее понятие купли-продажи эмиссионных ценных бумаг. Кроме того, следует признать, что договор купли-продажи ценных бумаг представляет собой особый вид договора по отчуждению имущества. Особенная необходимость некоторых обобщений присутствует в сфере именно эмиссионных ценных бумаг.
Итак, по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать в собственность ценную бумагу (товар) в установленном специальном законодательством порядке другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму. Договор купли-продажи не может включать в себя все нюансы его исполнения. Но он (договор) необходимо должен включать существо прав и обязанностей сторон <*>. Это положение не только обусловливает принадлежность договора к особому виду договоров купли-продажи, но и характеризует содержание прав и обязанностей сторон <**>. Причем презюмируется, что исполнение встречных обязанностей, предусмотренных договором, возможно только в сроки и в порядке, предусмотренном специальным законодательством, в данном случае — Законом о РЦБ и Постановлением о ведении реестра N 27.
<*> Например, продавец продает, а покупатель покупает на условиях настоящего Договора обыкновенные именные бездокументарные акции ЗАО "АвтоВАЗ" дополнительного выпуска
(государственный регистрационный номер выпуска ) номинальной стоимостью руб. в
количестве штук.
<**> Например, согласно договору продавец обязуется внести соответствующую запись о переходе прав собственности на акции в реестр акционеров ЗАО "АвтоВАЗ" не позднее 3 дней с момента оплаты акций. В то же время покупатель обязуется оплатить покупку акций, указанных в п., в порядке и сроки, указанные в п. настоящего Договора.
Вышеприведенный пример показывает, что при определении соотношения (пусть даже условного) понятий классической купли-продажи и купли-продажи эмиссионных ценных бумаг выявляется тенденция к обособлению последнего вида договоров, причем обособление это носит примерно такой же характер, как договор купли-продажи недвижимого имущества, договор о поставке товаров, с той лишь существенной разницей, что при таком договоре, во-первых, имеется в виду прежде всего совокупность прав по ценной бумаге, а не сама ценная бумага, а во-вторых, производится отчуждение ценных бумаг чаще всего в бездокументарной форме, что опять же предопределяет особую природу предмета подобного договора.
Следует также дополнительно отметить, что встречные права и обязанности в вышеприведенном примере свидетельствуют также о том, что мы имеем дело не с чем иным, как с договором купли-продажи, а их характер указывает на то, что перед нами договор купли-продажи особого вида. "Сфера применения договора купли-продажи расширена за счет того, что правила о нем должны субсидиарно применяться к купле-продаже имущественных прав, результатов интеллектуальной деятельности. <...> К продаже ценных бумаг и валютных ценностей положения о купле-продаже применяются, если законом не установлены специальные правила их продажи <*>.
Господствующая точка зрения, кроме того, предусматривает, что "имущественные права не признаются товаром, но ГК включает в себя распространительную норму, в соответствии с которой общие положения о купле-продаже товаров применяются и к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания и характера этих прав" <*>.
Однако же, как уже отмечалось выше, бездокументарные ценные бумаги не являются правами в классическом понимании, и было ошибочным предположение, что данное высказывание каким-либо образом может относиться к именным ценным бумагам. Нельзя говорить о том, что происходит расширение сферы применения договора купли-продажи при сделках с ценными бумагами за счет сферы оборота имущественных прав (или относительных) в классическом понимании прав, скорее, наоборот: расширение сферы применения происходит за счет применимости рассматриваемого института (института купли-продажи) к обороту как новых
объектов правоотношений — идеального имущества, выраженного в конструкции бездокументарных ценных бумаг, так и к документарным эмиссионным предъявительским ценным бумагам. Другой вопрос, что выпуски эмиссионных ценных бумаг на предъявителя имеют тенденцию к снижению, поэтому внимание акцентировано на обороте бездокументарных ценных бумаг.
<< | >>
Источник: Е.Н. Решетина. Правовая природа корпоративных эмиссионных ценных бумаг. 2005

Еще по теме Понятие договора купли-продажи:

  1. Понятие договора купли-продажи эмиссионных ценных бумаг
  2. Понятие и сущность внешнеторгового договора международной купли-продажи товаров
  3. Основные реквизиты договора купли-продажи
  4. Форма договора международной купли-продажи товаров
  5. Общие положения об условиях договора купли-продажи ценных бумаг
  6. Ответственность сторон договора международной купли-продажи товаров
  7. Правовое регулирование прекращения договора международной купли-продажи товаров
  8. Процедура заключения договора международной купли-продажи товаров
  9. Особенности правового регулирования договоров международной купли-продажи товаров
  10. Обязанности и права сторон договора международной купли-продажи товаров
  11. Правовые аспекты договора международной купли-продажи товаров
  12. Анализ совершаемых ошибок при заключении и исполнении договоров международной купли-продажи товаров
  13. Сущность регламентации заключения и исполнения договоров международной купли-продажи товаров
  14. Правовая природа договоров купли-продажи корпоративных эмиссионных ценных бумаг