у детей, поверивших, что их просоциальное поведение[640] отражает их собственные внутренние ценности или наклонности, есть внутренние установки, способные побуждать их к такому поведению в любых обстоятельствах и без всякого давления извне. В отличие от них дети, рассматривающие свое просоциальное поведение как подчинение внешней силе (авторитету взрослого), проявляют его, только когда уверены, что в данный момент внешнее давление действует[641].

Они могут, например, поступать, как велит шутливо переиначенный Томом Лерером[642] девиз бойскаутов: «Остерегайся делать добрые дела, когда никто не смотрит на тебя».

И действительно, доступные нам научные изыскания указывают, что дети, чьи родители искренне верят в силу поощрений как мотивации, менее отзывчивы и великодушны, чем их сверстники.

Как показало одно исследование, учащиеся начальной школы, чьи матери используют материальное вознаграждение, были менее склонны, чем их одноклассники, заботиться дома о родных, а в условиях лабораторного эксперимента – оказывать содействие ученым[643]. Еще одно исследование установило, что четырехлетние дети, которых часто хвалили за бескорыстные поступки, со временем меньше хотели делать что-либо подобное по сравнению с детьми, не получавшими за добрые дела вербального подкрепления[644].

Проблема, как мы убедились, не в самом предмете, даруемом ребенку в качестве награды. Не вижу ничего дурного в том, чтобы взять ребенка в пиццерию полакомиться пиццей или устроить вечеринку для всех его одноклассников. Но есть нечто дурное в том, чтобы предлагать такого рода вещи в обмен на поведение определенного сорта: «Сделай вот так – и получишь вот это». Проблема возникает по причинам, описанным в главе 4 и главе 5, и я хотел бы в последний раз вернуться к ним, на этот раз сосредоточившись на них применительно к поступкам и внутренним ценностям детей[645].

Во-первых, поощрения – это наказания. Предлагать награду за требуемое поведение означает контролировать и управлять ничуть не меньше, чем когда вы грозите санкциями за непослушание (или плохое поведение). Такой контроль не помогает детям поступать ответственно. Как написала Камий, «награды ни на йоту не добавляют больше чувства автономии, чем наказания… [Поведением ребенка, мотивируемого поощрениями] руководит кто-то извне, точно так же как и поведением ребенка, который “послушен”, только чтобы избежать наказания»[646]. Мало того, поскольку награды можно лишиться, если ты окажешься не способен следовать предписанной линии поведения, все выглядит как повод для возможного наказания. Большинство приведенных в этой главе аргументов и доказательств, говорящих о вреде наказаний, в такой же мере справедливы и по отношению к поощрениям.

Во-вторых, награды вызывают разлад в отношениях. Они показывают, какая глубокая пропасть разделяет родителя и ребенка, которые теперь выступают в ролях воздающего и вознагражденного. Дети, которые стараются угодить нам и выполняют наши требования, чтобы получить что-то, чем мы соблазнили их, как пряником, будут реже обращаться к нам за помощью, когда нужно что-нибудь хорошенько обдумать или предпринять что-то такое, что может угрожать их шансам заработать обещанную нами награду. Существует огромная разница между тем, чтобы выстраивать с ребенком доброе союзничество, основанное на искренности и доверии, и тем, чтобы предлагать ему награды с целью добиться от него желаемого поведения. Первое закладывает основы для содействия детям в достижении благородных целей, о которых говорилось выше.

Второе только уменьшает вероятность их достижения.

В-третьих, поощрения оставляют в стороне причины действия. Почему ребенок ведет себя эгоистично, непочтительно или агрессивно? У любой проблемы может быть бесконечно много объяснений. Но мы не сможем приступить к ее решению, пока не изучим и не взвесим их. Родителям невероятно сложно противостоять соблазну пустить в ход подкуп или угрозы и столь же заманчиво манипулировать поведением ребенка, не вникая, что же на самом деле происходит. Неудивительно, что такие методы никогда не помогали добиться значимых перемен в поведении детей.

И наконец, награды отбивают у ребенка желание поступать неким определенным образом. Этот феномен не ограничивается мотивацией к учебе, а распространяется и на поведенческие аспекты, о чем с прискорбной очевидностью свидетельствует изучение такого качества, как великодушие. Всякий раз, когда кого-либо подводят к мысли, что он что-то делает с целью получить награду (неважно, о какой задаче идет речь – перемножать числа, убирать постель по утрам или помогать обездоленным), вознаграждаемое дело само по себе теряет привлекательность в глазах того, кому оно поручено.

Некоторые занятия по своей природе попросту малоинтересны, но тем не менее полезны и значимы, как, например, разнообразные обязательства человека перед другими членами какого-либо сообщества. И даже в том, что касается этих обязательств, когда мы вознаграждаем ребенка за их выполнение (или наказываем за невыполнение), уменьшается вероятность, что он будет относиться к ним ответственно, поскольку, будучи механизмом контроля, награды ослабляют чувство личной ответственности, и точка. Так что в конечном счете внешняя мотивация не только не в состоянии укрепить, а, наоборот, даже подрывает приверженность настоящим ценностям, которые мы так страстно желаем видеть у наших детей.

Родители и учителя поступили бы правильно, если бы задумались о различных стилях воспитания, управления или социализации с позиции того, над какими вопросами каждый из этих стилей побуждает детей задумываться. Стратегия, построенная на наказаниях или вытекающих последствиях, подсказывает ребенку вопрос: «Интересно, что я должен делать и что со мной будет, если я не сделаю этого?» Стратегия, опирающаяся на награды, поставит перед ребенком вопрос: «Что я должен сделать и что я получу, если сделаю это?»

Первое, что поражает нас в этих вопросах, – это что они в основе своей мало чем различаются. Второе, что мы осознаём, – это что ни тот, ни другой вопрос не приближают ребенка к тем целям воспитания, которые мы считаем главными. Полагаю, все мы добиваемся, чтобы дети спросили себя: «Каким человеком я хочу стать?» или даже «Каким мы хотели бы видеть наш класс [или школу, или семью, или общество]?» Подходы, побуждающие детей ставить подобные вопросы, мы рассмотрим в главе 12. Пока же хочу заметить, что у ребенка мало причин мыслить в подобных категориях, если его держат на воспитательной диете, замешанной на идеях популярного бихевиоризма.

<< | >>
Источник: Альфи Кон. Наказание наградой. Что не так со школьными оценками, системами мотивации, похвалой и прочими взятками. 2017

Еще по теме у детей, поверивших, что их просоциальное поведение[640] отражает их собственные внутренние ценности или наклонности, есть внутренние установки, способные побуждать их к такому поведению в любых обстоятельствах и без всякого давления извне. В отличие от них дети, рассматривающие свое просоциальное поведение как подчинение внешней силе (авторитету взрослого), проявляют его, только когда уверены, что в данный момент внешнее давление действует[641].:

  1. Доверять жизни, верить в жизнь — это способность принимать все происходящее как часть общего плана — божественного плана, без которого невозможна наша эволюция. Это глубочайшая внутренняя убежденность в том, что решение есть всегда и что мы никогда не бываем одиноки даже в самых тяжелых обстоятельствах
  2. Все внешние конфликты — это отражения переживаемых людьми конфликтов внутренних, то есть конфликтов между различными частями души, или внутренними ЛИЧНОСТЯМИ
  3. ТРУДНО ПОВЕРИТЬ, НО ЕСТЬ ТАЙНЫЕ СИЛЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА, ЕГО ПОВЕДЕНИЕ, ЕГО СУДЬБУ. МНОГИЕ ЛЮДИ, НЕ ВЕДАЯ О ТОМ, ЗАВИСЯТ ОТ ЭТИХ СИЛ. НЕВИДИМЫЙ ВРАГ ОПАСЕН.
  4. "Любая смешанная диета, пусть даже полностью состоящая из растительной пищи, вне всякого сомнения способна полностью удовлетворить потребности человеческого организма в любых аминокислотах, при условии, что общее количество потребляемого протеина будет достаточным".80
  5. Проблемы поведения детей и подростков
  6. Лечение проблемного поведения у детей
  7. Взаимосвязь социокультурных и личностных характеристик с установками и поведением по отношению к здоровью у русских и китайцев
  8. Классификация правомерного поведения: 1) по степени реализации правовых норм: а активное; б пассивное; 2) по отраслям права: а) конституционно-правомерное; б) уголовно-правомерное; в) финансово-правомерное; г) административно-правомерное и т. д.; 3) исходя из мотивов правомерного поведения выделяют: а) социально активное правомерное поведение
  9. Нарушения поведения у детей и подростков Виды акцентуаций характера
  10. Мы способны добиться всего, что наш разум может постичь и во что он может поверить. Наполеон Хилл
  11. 1. Этот процесс может уменьшить страх. Чаще всего страх бывает вызван чувством, что вы не способны повлиять на происходящее. Онкологические пациенты ощущают, что состояние их организма ухудшается, а они ничего не могут поделать. Расслабление и визуализация помогают человеку почувствовать, что он все-таки играет определенную роль в поддержании здоровья, а это создает ощущение своей способности влиять на ситуацию. 2. Этот процесс может привести к изменению ваших внутренних установок и усилить жела
  12. Провидение создало мужчин и женщин активными, способными преодолевать обстоятельства и быть хозяевами собственной жизни.
  13. Сознаешь ты это или нет, все, что лежит без действия и загромождает твою жизнь в настоящую минуту, вредит тебе и свидетельствует о том, что точно так же загромождены твои мысли и эмоции, то есть все это не просто бесполезно, но и отбирает у тебя энергию.
  14. Принимать себя означает принимать свои страхи и свои пределы, свои пороки и слабости. Это означает давать себе право быть таким, как есть, в настоящее время, даже если ты несовершенен и не согласен с собственным поведением; не критиковать и не судить себя ни за слабость, ни за какое бы то ни было другое отрицательное свойство.
  15. 4. Что такое невротическое поведение?
  16. то, что вредит или заставляет страдать,в большинстве случаев связано с нашей системой ценностей, основанной на верованиях, которые нам больше ни к чему, мы из них выросли. Поэтому необходимо периодически пересматривать систему ценностей с учетом наших новых потребностей, вкусов — и пределов.