Этимологическая притча с послесловием

Богатое село на берегу реки. Хорошее сочетание лесов и равнин располагало к разнообразным видам деятельности. И жили в том селе охотники, рыбаки, земледельцы и мастеровые, которые делали утварь для тех же охотников, рыбаков, земледельцев. А если и недоставало товара какого, то везли его из других краёв, деревень, сёл, городов те же селяне, промышлявшие купечеством. В общем, село кормило себя. Жители обменивались между собой произведёнными продуктами, товарами. И налажены были в селе том обучение, быт, лечение…

Так получалось, что не было места для заразы: не делать ничего, да опускаться до такой степени, что выходить на улицу за милостыней или валяться в канаве от пьянства. Не было такой заразы в селе.

А если беда непосильная на человека сваливалась: там пожар или случай несчастный с кормильцем, так помогали всем селом. И человек снова крепко вставал на ноги. И храм люди силами своими выстроили. И батюшка у них в приходе тот остался, который к душам людским дорогу нашёл.

Да что там говорить. В таком селе и дети в большом достатке рождались в любви и радости. В правилах строгих любви к ближнему и в достоинстве собственном они вырастали. Передавали мудрость Рода, любовь к нему, почтение, уважение и деловитость житейскую из поколения в поколение в селе этом. И уважаемые родоначальники в рисунках и портретах фотографических в музее и в домах наряду с иконами занимали место почётное.

Пришёл век двадцатый. Ничего плохого не предвещал он. Только призвала Родина под знамёна с надписями «За Веру, Царя и Отечество». Поруганным в Вере этой оказался самый главный принцип: «Возлюби ближнего своего как самого себя», и на поругание принципа этого сошлись люди разных стран в смертоубийственной схватке. И кто больше врагу досадил, тот отмечен был почестями Родины своей, и стал он носителем новых ценностей, на которых дети вырастать стали.

И только тот, кто сам, защищая Родину, врагу отмстил. Только он сам нутром своим выстраданным понимал всю тяжесть поруганности войной принципов отношения людей друг к другу. Не всегда выдерживал он ношу эту, домой вернувшись, и люди чувствовали тяжесть, которую скрепил он сердцем своим. Почётом они его окружали, чтобы хоть как-то благодарность свою выразить за ношу ту тяжкую, которую взвалила судьба на плечи его.

Но дети, вырастая, начинали в глубинах памяти своей понимать, что если некий принцип человеческий нарушить, то ты можешь стать уважаемым Родиной и людьми человеком. И появилась, вползла в подсознание детей ржа окаянная. И стала она разъедать людей и тайно нашёптывать им, что не только трудом праведным, но и оружием смертоубийственным можно уважения от сельчан добиться.

И в село наше богатое горе пришло. Не вернулся из сечи кровавой этот мужчина, и этот, и тот, а какими мастеровыми они были!.. А те, кто вернулись, они вернулись другими – покалеченными физически или душевно.

Разъела в селе гармонию женского и мужского ржа окаянная. Стало женщин больше, и слово страшное к ним прилипло: вдова солдатская. Дети её осиротели. И село уже не в состоянии всех поднять из падения этого начавшегося.

Стали многие понимать, что какая-то большая несправедливость над селом и Родиной вершиться стала и надобность есть несправедливость эту как-то выправить. Подумать люди не успели, как снова сунула в руки им оружие ржа проклятущая. Ибо вознамерились они, неведомо почему, во многих странах справедливость порушенную восстановить.

Да только в порыве этом искреннем полыхнуло самое страшное. Страшнее некуда. Порушенным оказался самый главный закон человеческий: «Возлюби Господа Бога своего всем сердцем своим, всей душою своей и всем разумением своим».

Вот тут уж силушку ржа набрала и сознание людское сполна заграбастала. Тот, кто не хотел брать оружие, становился человеком неуважаемым, а то и врагом… И пошли родные на родных, и осквернили Род свой ненавистью взаимною…

Дети, ранее игравшие и выраставшие вместе и принципы одни с малолетства усваивавшие, другими вырастать начали.

Уж с детства понимать они начали, что если ты с оружием в руках, то можешь быть уважаемым человеком. Потеряли они понимание закона главного: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Возник хаос в мыслях и чувствах их. И нашли они для утверждения величия своего врага средь соплеменников своих.

И разрослась в селе богатом неприязнь между людьми. Стало богатство раздражать тех, кто не смог его создать. И подсунула им ржа лозунг, вроде бы как безобидный: «У всех всего должно быть поровну…» И пошёл передел-беспредел этот на многие десятилетия под знаменем тем неначертанным. И женщины рожать перестали детей в достатке. И богатство в селе стало пропадать.

Воспользовался бедой этой неуспокоенный враг внешний. И возникла война страшная. Унесла она несметно жизней и тех, и других. Обеднело село. Покосились дома в нём без хозяина крепкого – перевелись они в селе некогда богатом.

А дети, вырастая, только чувствовали, что может быть иначе. Да только уже не умели они вернуть богатство человеческое и материальное обратно в село родное своё. И побежали они за советами к тому, кто знал. А знал он только то, что сам знал. И понесли его знание дети под лозунгами его: «Станешь уважаем тогда, когда встанешь за станок, да день и ночь детали будешь делать без передыха. Только тогда получишь уважение людское к себе».

Все радости в жизни под лозунгом этим свелись только к труду непосильному. И потеряли люди покой внутри души своей, ибо полнились они памятью, которая в чувствах и снах будоражила их. А память та говорила о том, что до того, как ржа в душах людских поселилась, полнился мир богатством чувств, души и достатка материального.

Память-то полнится, да не знают люди, как вырваться из объятий ржи -ненасытницы проклятущей.

И народилась потребность большая общечеловеческая воедино к целости вернуть душу раздёрганную. Стали люди заново по ниточкам знания собирать да ткать полотно цельное из тела, души и духа своего. Проросла мысль из памяти для ржи крамольная. Всё больше людей думать начали и говорить: «Давайте вернёмся к законам человечности, которые далёкие предки наши жизнями своими осветили. Пусть на знамёнах наших снова вспыхнут слова вечные: „Возлюби Господа Бога своего… Возлюби ближнего своего…"»

Начали люди с трудом большим возвращаться сначала к пониманию смысла заповедей этих. Да уж только так далеко ушли они от них, что от понимания до дела пропасть непомерная разрослась.

Но через понимание своё дошли они до того, что врачевателей растить надо в среде своей. Стали искать они тех, кто не утратил в душе своей любви к Роду своему, ибо только любовь людей этих посеет семя доброе, из которого вырастет понимание и приятие Силы Рода Человеческого, из Рода человека каждого состоящего. Тогда Сила великая возродит в селе обнищавшем источник жизни, любви, благополучия, радости и достатка. И обретёт село снова Честь свою, некогда ржой поруганную.

И родилась в поисках тех наука родология, которая на скрижалях своих начертала: «Сила Рода в гармонии Духа-Души-Тела его потомков /»

Встали перед молодой наукой вопросы многочисленные. Как находить и врачевать порушенное ржой в человеке человеческое? Востребовала она знания, некогда устами Парацельса высказанные, что врачевать надобно силами самого врачуемого. И подсказка его тотчас величием понимания наиглубочайшего наполнилась: «Все причины болезней и лекарство от них в человеке самом, по образу и подобию созданном».

Быстро поняла молодая наука, что только усилиями всех людей и усилиями объединёнными всех специалистов Рода Человеческого можно этот ржу ненасытную в душе человека в гармонию обратить.

И пошли друг за другом случаи, в которых родология начала обручать человека с Силой Рода его немереной.

<< | >>
Источник: Валерий В. Докучаев, Лариса Н. Докучаева. Власть Рода. Родовые программы и жизненные сценарии. 2015

Еще по теме Этимологическая притча с послесловием:

  1. Мидраш, пешер и притча
  2. Притча о тяжелых хвостах
  3. ПЕРЕСМОТР ПРИТЧИ О ЗАЙЦЕ И ЧЕРЕПАХЕ
  4. Притча про попытку оскорбить Будду
  5. Смерть и жизнь — во власти языка (Притчи, 18:21)
  6. Каковы мысли в душе его, таков и он (Притчи,23:7).
  7. Послесловие
  8. Послесловие
  9. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  10. Послесловие
  11. Послесловие
  12. Послесловие
  13. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  14. Послесловие
  15. Послесловие