Смело в очередь за бесплатным обедом!

Различия между двумя подходами хорошо иллюстрируют две статьи в газете The New York Times, опубликованные летом 2009 г. с разницей всего в два дня. В первой статье рассказывается о некой Лизе Фер3. В возрасте 38 лет эта женщина бросила работу (она занималась рекламой и маркетингом), устав от напряженной корпоративной жизни и задумавшись о том, в чем ее истинное призвание.

«Мой муж создал свой бизнес, и я подумала, что тоже смогу», — рассказывает Лиза. И она решила попробовать себя на этом поприще.

Как пишет The New York Times, наша героиня окончила месячные курсы тренеров по йоге. Стоимость обучения составляла $4000, и она взяла кредит под залог домашнего имущества. Получив сертификат тренера, Лиза открыла собственную студию Karma Kids Yoga для детей и беременных женщин. «Я люблю свою работу», — сказала она журналисту, хотя дела в бизнесе шли неважно.

Лиза приняла решение на основе подхода мечтателя. Те, кто верит в миф об истинном призвании, считают героями тех, кто готов пожертвовать комфортом ради мечты. Возьмем, к примеру, Памелу Слим, автора популярной книги Escape from Cubicle Nation: From Corporate Prisoner to Thriving Entrepreneur («Побег из офиса»)4. На своем сайте эта дама пишет, что ей нередко приходится вести примерно такой диалог.

Я: Вы готовы следовать вашему плану? Мой собеседник: Я знаю, чем хочу заниматься, но не знаю, получится ли у меня. Кто я такой, чтобы притворяться успешным (художником, коучем, консультантом, массажисткой)? Что, если, зайдя на мой сайт, люди будут смеяться даже над тем, что я вообще решил продавать свои услуги? С какой стати кто-то будет обращаться ко мне? Я: Вам не хватает смелости5.

Подобные диалоги вдохновили Памелу Слим на ведение курса лекций, читаемых по телефону, Rebuild Your Backbone («Как набраться смелости»), нацеленных на то, чтобы убедить как можно больше людей действовать как Лиза Фер, которая нашла в себе смелость пойти за мечтой. В описании курса говорится, что Памела Слим ответит на такие вопросы, как «Почему мы упорно следуем чужим моделям успеха?» и «Как найти в себе смелость совершить что-то значительное?». Стоимость курса — $47.

Курс Rebuild Your Backbone — яркое проявление культа смелости. Его адептами являются многие представители сетевого сообщества. Они навязывают обществу представление о том, что главное препятствие на пути к любимой работе — нехватка смелости, необходимой, чтобы отказаться от «чужих моделей успеха» и последовать за мечтой. Это утверждение было бы абсолютно логичным, если бы подход мечтателя был правильным; ведь если бы нас действительно где-то ждала идеальная работа, а мы просто не решались последовать за мечтой, мы только попусту тратили бы время. С этой точки зрения поступок Лизы Фер следовало бы считать разумным и мужественным; она могла бы выступать на лекциях Памелы Слим. Но если взглянуть на ситуацию с точки зрения теории карьерного капитала, то становится очевидной бесперспективность затеи с Karma Kids Yoga.

У подхода мечтателя есть серьезный недостаток: он не учитывает, что успех достигается тяжелым трудом. Такие мечтатели, как Памела Слим, уверены, что, став фрилансером, вы автоматически получите возможности для творчества, обретете независимость и сможете влиять на жизнь людей. Трудно только сделать первый шаг. Теория карьерного капитала указывает на ошибочность таких представлений. Она предполагает, что для получения привлекательной работы нужна не только смелость, но и навыки, имеющие высокую (и реальную) ценность. Когда Лиза Фер бросила работу в рекламе, чтобы открыть собственную студию йоги, она не только развеяла по ветру карьерный капитал, приобретенный за долгие годы работы в области маркетинга, но и перешла в абсолютно новую сферу деятельности, не имея ничего за душой. Учитывая, что преподавателей йоги сегодня пруд пруди, месячные курсы не делали Лизу конкурентоспособной. Не имея серьезной подготовки, она оказалась на низшей ступени в иерархии преподавателей йоги, и ей предстояло пройти долгий путь к вершине (то есть к тому моменту, когда она стала бы тренером, которого нельзя не заметить). Согласно теории карьерного капитала, в ее новой трудовой жизни, связанной с йогой, у нее почти не было карьерного капитала. Это не могло хорошо кончиться. Так оно и случилось.

Во время экономического спада 2008 г.

бизнес Лизы пошатнулся. Сначала пришлось отказаться от одного из спортивных залов. Потом отменили два курса, которые она должна была вести в местной средней школе. Из-за спада упал спрос на индивидуальные занятия. За 2009 г., когда о Лизе написали в The New York Times, она заработала не более $15 000. Статья заканчивалась текстом эсэмэски. Лиза писала автору статьи: «Стою в очереди за продовольственными талонами». И подпись: «Отправлено с iPhone».

Через два дня после публикации статьи о Лизе Фер The New York Times рассказала читателям о другом специалисте по маркетингу — Джо Даффи6. Как и Лиза, Даффи работал в рекламе и в конце концов устал от напряженной корпоративной жизни. «Мне надоела работа в агентстве, — вспоминал он. — Я жаждал простоты и возможности творчества». Учитывая, что по образованию Даффи художник (убедившись в том, что не сможет заработать на жизнь живописью, он нашел работу иллюстратора в рекламном агентстве), «мечтатели» могли бы посоветовать ему уйти из рекламы и снова взяться за кисть.

Но, как оказалось, Даффи мыслил как мастер. Вместо того чтобы просто сбежать от напряженной работы, он начал копить карьерный капитал, чтобы обменять его на свободу. Он специализировался на международных логотипах и иконках брендов. По мере того как рос его профессионализм, перед ним открывались все более широкие возможности выбора работы. В конце концов его пригласили в Миннеаполис, в агентство Fallon McElligott, где он управлял независимым собственным подразделением Duffy Designs. Иными словами, карьерный капитал дал ему больше независимости.

Проработав 20 лет в Fallon McElligott, где он разрабатывал логотипы таких компаний, как Sony и Coca-Cola, Даффи снова инвестировал свой капитал в независимость, открыв собственную мастерскую Duffy & Partners, где работали 15 человек. Эта история — полная противоположность истории Лизы Фер. Даффи открыл собственный бизнес, имея достаточный карьерный капитал, и к нему сразу пришел успех — ведь он был одним из лучших в мире специалистов по логотипам — и от клиентов отбоя не было. Когда Лиза создавала собственный бизнес, весь ее багаж составляли месячные курсы и толика смелости.

Надо полагать, что ко времени выхода на пенсию Даффи очень любил свою работу. Она давала ему все: свободу, независимость, признание и, если считать рекламу не совсем уж бесполезным делом, возможность влиять на жизнь людей. Однако я считаю, что главное отличие истории Даффи от истории Лизы Фер связано не с работой. Дело в том, что Даффи купил поместье Duffy Trails — участок площадью более 40 га на берегу реки Тотагатик в Висконсине. Даффи — любитель беговых лыж. С ноября по март он может гонять по лесу по восьмикилометровой лыжне — что может быть лучше? Как пишет The New York Times, в трех домах на территории поместья могут с комфортом разместиться не менее 20 человек, а летом в жару гости могут спать в беседке под пологом на берегу озера. Площадь поверхности озера составляет 6,5 га, и в нем водится окунь!

Даффи купил это поместье, когда ему было 45. Лиза была не намного моложе, когда бросила рекламу ради йоги. Как тут не вспомнить стихотворение Роберта Фроста «Две дороги»[7]. Даффи пошел по дороге, ведущей к мастерству; Лиза погналась за мечтой. Даффи, свободный и знаменитый, отдыхает с семьей в лесном поместье. Лиза стоит в очереди за бесплатным обедом.

Может быть, такое сравнение не совсем корректно. Мы не знаем, удалось ли бы Лизе добиться такого же успеха, как Даффи, если бы она не бросила работу и направила всю свою энергию на совершенствование профессиональных навыков. И все же герои этих двух историй (мечтатель Лиза, стоящая в очереди за продовольственными талонами, и мастер Даффи, вернувшийся из заграничного путешествия и бегающий на лыжах в своем поместье) могут служить олицетворением двух противоположных подходов к работе. Лиза готова все бросить, чтобы начать жизнь с чистого листа. Даффи — благоразумный «карьерный капиталист», скопивший огромный карьерный капитал и сумевший использовать его для продвижения по карьерной лестнице. И Лиза, и Даффи примерно в одно и то же время почувствовали отвращение к старой работе. И Лиза, и Даффи хотели любить то, чем занимаются. Но у них был разный подход к делу. В конце концов победило мастерство.

<< | >>
Источник: Кэл Ньюпорт. Хватит мечтать, займись делом! Почему важнее хорошо работать, чем искать хорошую работу. 2015

Еще по теме Смело в очередь за бесплатным обедом!:

  1. • Вы утверждаете, что на прививках наживаются. Но население ведь получает их бесплатно. Разве прививки бесплатны? Деньги на прививки не падают из воздуха, за прививки платят налогоплательщики
  2. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, если:
  3. Можно смело утверждать, что практика упражнения «большое дерево» помогает человеку избавиться от сглаза, целенаправленного негативного воздействия недоброжелателей.
  4. Расходуем бесплатный ресурс
  5. ПОИСКИ БЕСПЛАТНОГО ЗАВТРАКА
  6. Разрушение сферы бесплатных услуг
  7. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ — ОТЛОЖИТЬ И ИНВЕСТИРОВАТЬ
  8. заявление с требованием поставить ребенка на очередь.
  9. Наследование по закону осуществляется при отсутствии завещания . К наследникам первой очереди относятся самые близкие родственники наследодателя
  10. Сбережения, или как научиться платить себе в первую очередь