загрузка...

Почему Лулу всегда отказывается от повышения

Лулу Янг — программист. Она любит свою работу. Она живет в Рослиндейле, пригороде Бостона, в красивом, только что отремонтированном доме на две семьи. Мы встретились дождливым весенним днем в 2011 г., чтобы поговорить о работе и независимости. Мне не пришлось долго уговаривать Лулу о встрече, и я услышал одну из самых подробных автобиографий, которые собирал для книги. Например, я узнал, что моя собеседница получила пять баллов на школьном выпускном экзамене по химии и что свою первую работу она нашла благодаря случайной встрече с пожилым работодателем в ресторане Bertucci’s в Уэллсли-Хилс. Во время интервью я сделал пометку: «Это человек, очень обдуманно строящий свою карьеру».

Подход Лулу, очевидно, принес свои плоды, так как она оказалась одним из самых уверенных в себе и удовлетворенных работой специалистов, давших мне интервью. Причиной такого отношения к работе были свобода и независимость, которые эта работа давала. Строя карьеру, Лулу всегда боролась за то, чтобы получать все больше и больше самостоятельности, чем иногда приводила в бешенство своих работодателей и друзей. «Мне говорят, что я веду себя не как все, — говорит Лулу. — А я отвечаю, что я — не все».

Она вышла победительницей из этой борьбы, так как сумела избежать первой ловушки независимости, о которой шла речь в предыдущей главе. Иными словами, делая каждый новый шаг к самостоятельности, она тщательно следила за тем, чтобы у нее был достаточный карьерный капитал. Именно поэтому я и хочу рассказать ее историю — это прекрасный пример правильного подхода к борьбе за независимость.

На своей первой работе после окончания Колледжа Уэллсли и получения ученой степени по математике Лулу занимала самую скромную должность в иерархии программистов: она работала в отделе контроля качества и тестировала программное обеспечение.

— Ты должна была, например, выделить текст жирным шрифтом и убедиться, что это работает? — уточнил я.

— Ну, не стоит преувеличивать сложность моих обязанностей, — отшутилась она.

Работу нельзя было назвать интересной. Ее нельзя было назвать даже сносной. На этой работе Лулу запросто могла угодить в первую ловушку независимости: ведь так легко было поддаться искушению все бросить и попытаться пойти по особому, нестандартному пути. Но Лулу решила сначала приобрести карьерный капитал, необходимый для того, чтобы найти более интересную работу.

Дальше события развивались так. Лулу начала взламывать операционную систему UNIX, на которой работало программное обеспечение компании. В конце концов она научилась писать скрипты, позволяющие автоматизировать процесс тестирования. Таким образом Лулу экономила компании время и деньги. Эти инновации привлекли внимание начальства, и через несколько лет программистку повысили до старшего инженера по контролю качества. К этому моменту Лулу накопила приличный карьерный капитал и решила посмотреть, что можно на него приобрести. Чтобы избавиться от мелочных указаний кучи менеджеров, она потребовала 30-часовую рабочую неделю, в свободное время собираясь получить ученую степень по философии в Университете Тафтса. «Я бы попросила еще меньше часов, но тогда лишилась бы соцпакета», — пояснила она. Если бы Лулу обратилась к руководству с такой просьбой в первый год работы, начальник просто посмеялся бы над ней и, скорее всего, предложил ноль часов в неделю, т.е. попросту уволил бы ее.

Но теперь, когда она была старшим инженером и возглавляла проект по автоматическому тестированию, он не смог ей отказать.

После получения ученой степени Лулу ушла из компании и нашла применение своим профессиональным навыкам в стартапе, только что приобретенном крупной фирмой. «У меня был просторный кабинет с тремя мониторами, — вспоминает она. — Каждую неделю офис-менеджер спрашивала меня, какие конфеты купить. Говоришь ей, каких конфет хочешь, и они появляются у тебя на столе. Правда здорово?»

Через несколько лет материнская компания решила закрыть бостонский офис, и Лулу (а она только что купила дом) решила, что пора попробовать что-то новенькое. Она начала подыскивать новую работу и сразу же получила несколько предложений. В числе прочего ее приглашали возглавить группу контроля качества в крупной компании. Это было бы для Лулу шагом вперед: больше денег, больше подчиненных, больше престижа; следующей ступенькой могла бы быть должность исполнительного вице-президента.

Но Лулу отказалась от этого предложения. Она приняла приглашение работать в стартапе, где трудились всего семь человек. Основатель стартапа, бойфренд ее подруги по колледжу, ухватился за возможность нанять опытного специалиста. «Я плохо понимала, чем они занимаются, впрочем, они и сами толком этого не знали», — смеялась Лулу. Но именно этим и привлекала работа: возможностью научиться чему-то совершенно новому. К тому же ей нравилось, что у нее нет четко прописанных обязанностей и она может сама решать, что и как делать.

В 2001 г. компанию купили, но к тому времени Лулу уже была главным программистом. Ее начали раздражать требования нового владельца — дресс-код, строгий график работы с девяти до пяти. Однако ее карьерный капитал позволял ей потребовать трехмесячного отпуска, и ей его предоставили. «Прошу не беспокоить ни по каким вопросам», — заявила она новому начальству. Помимо всего прочего, она хотела, чтобы ее подчиненные научились работать без нее. Вернувшись из отпуска, Лулу почти сразу же ушла из компании и, стремясь к большей независимости, стала фрилансером. Она была квалифицированным специалистом, и найти клиентов не составило труда. Что еще более важно, работа по контракту позволяла ей делать то, что она хочет и когда хочет. Она могла на три-четыре недели отправиться путешествовать. «Если в пятницу была хорошая погода, — рассказывала она, — я брала выходной, чтобы полетать» (примерно в это время она получила пилотское свидетельство). Она сама решала, когда начинается ее рабочий день и когда он заканчивается. «Я часто брала к себе племянницу или племянника, и мы шли развлекаться. Наверное, никто не бывал в детском музее и зоопарке столько раз, сколько была я, — вспоминала она. — Никто не мог помешать мне, потому что я была фрилансером».

Я беседовал с Лулу в середине дня в начале недели — ей было совершенно не важно, когда встретиться. «Подожди, я проверю, выключен ли Skype, чтобы нам не мешали», — сказала она, когда я пришел. Если бы она пошла по традиционному карьерному пути и стала вице-президентом компании, владеющим пакетом акций, разъезжающим на Porsche и страдающим язвой желудка, вряд ли ей удалось бы освободить середину рабочего дня для интервью. К тому же вице-президенты компаний, владеющие пакетом акций, разъезжающие на Porsche и страдающие язвой желудка, наверняка радуются жизни куда меньше, чем Лулу.

<< | >>
Источник: Кэл Ньюпорт. Хватит мечтать, займись делом! Почему важнее хорошо работать, чем искать хорошую работу. 2015

Еще по теме Почему Лулу всегда отказывается от повышения:

  1. Свободно плавающие обменные курсы ущербны, поскольку рынки всегда повышенно возбудимы
  2. Все живое пребывает в постоянном развитии и непрерывном преображении, хотя это не всегда осознанно и не всегда очевидно.
  3. Принять и признать, что каждый человек всегда притягивает к себе тех, кто ему нужен для его развития, — это всегда очет трудный опыт.
  4. ЕСЛИ ВЫ ПРОДОЛЖАЕТЕ ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЛИ ВСЕГДА, ТО И ПОЛУЧАТЬ БУДЕТЕ ТО, ЧТО ПОЛУЧАЛИ ВСЕГДА
  5. НЕКОТОРЫЕ ЗНАМЕНИТОСТИ, КОТОРЫМ ОТКАЗЫВАЛИ
  6. НИКОГДА НЕ ОТКАЗЫВАЙТЕСЬ ОТ МЕЧТЫ И НЕ ОСТАВЛЯЙТЕ НАДЕЖД
  7. Следует ли требовать от детей постарше отказываться от какой-то части их денежных пособий?
  8. • Но почему не ликвидировать корь, как это планирует ВОЗ? Почему не избавить мир от болезни? которая уносит жизни детей в развивающихся странах и пусть даже в ничтожно малой степени, но остается потенциально опасной для всех остальных?
  9. • У всех лекарств тоже есть побочные эффекты, но мы ведь из-за этого не отказываемся применять их в лечении?
  10. Таблица 1.2 Количество закрытий с повышением после однократного закрытия вниз; Количество закрытий с повышением после двукратного закрытия вниз
  11. • Не только педиатры негативно настроены по отношению к тем, кто отказывается от прививок. Общество в целом неготово воспринимать «отказников» спокойно.
  12. Мы страдаем всякий раз, когда отказываемся принять события такими, какие они есть; сам этот факт разрушает нашу УРАВНОВЕШЕННОСТЬ.
  13. Теперь я понимаю, что никакие действия Х_______ или других людей не являются ни плохими, ни хорошими. Я отказываюсь от любых суждений.