3. Сравнительное правоведение в России

Вызывает возражения игнорирование или замалчивание достижений сравнительного правоведения в России отдельными западными компаративистами. YaK, автор наиболее подробного исторического очерка развития сравнительного правоведения Л.-Ж. Константинеско

i) своей работе, перечисляя фамилии более 70 ученых, не упоминает ни одного русского юриста. Подобная тенденциозная трактовка характерна и для английского классика компаративизма X. Гаттериджа.

Известный русский историк права Н.П. Загоскин в своем библиографическом труде 1891 г. «Наука истории русского права: Ее вспомогательные знания, источники и литература» отвел целую главу теме «Сравнительно-исторический метод в применении к изучению истории русского права», в которой отражена литература (вышедшая до 1881 г.) из более двухсот наименований, относящихся к применению этого метода.

Известный русский историк права А. Филиппов в Учебнике ис-гории русского права 1914 г. писал: «Если история права русского, как часть права общеславянского, должна быть поставлена в теснейшую связь с историей права других славянских народностей, то в свою очередь история права славянского, наряду с историей права германского, римского и других народов, должна мыслиться как составная часть всеобщей или общей истории права, или так называемого «сравнительного правоведения», «сравнительного исторического правоведения», как еще иногда называют эту науку».

Надо отметить усилия Н.М. Коркунова, В.И. Сергиевича, К. Малышева, Н.П. Загоскина, М.М. Ковалевского, П.Г. Виноградова, Ф.Ф. Зигеля, С. Муромцева, Г.Ф. Шершсневича, Ф.В. Тарановского и других русских ученых-юристов, которые при всех различиях в научном подходе к пониманию сравнительного метода не только применяли этот метод в своих исследованиях, но и внесли известный вклад в разработку методологии сравнительного правоведения.

Еще в 80-х годах XIX в. ученый-юрист А. Башмаков писал, что «сравнительный метод проникает теперь в правоведение, хотя его результаты для него еще впереди. Но уже теперь самое стремление к сравнению сделалось настолько популярно, даже модно, что... В настоящее время у нас в России нет учебника судопроизводства или любого отдела права, который не отплатил бы этой дани духу времени; даже иное руководство практической юриспруденции, претендуя на всесторонность, иной раз обременяет невинного читателя массой фактов, сопоставленных без всякого вывода и подобранных из всевозможных иностранных законодательств» (Юрид. вестн. 1886. Т. 22. С. 551-552).

Весьма известен своими работами, посвященными сравнительной истории права, профессор истории русского права Московского и Петербургского университетов В.И. Сергиевич. Под историческим сравнением В.И. Сергиевич понимал сопоставление различных сту-

пеней последовательного изменения одного и того же общества, а основную причину каждого данного состояния он видел в непосредственно ему предшествовавшем обществе. По его мнению, от сопоставления разных последовательных состояний общества раскрываются его законы развития от одного состояния к другому.

Сущность, виды, приемы, задачи и результаты сравнительно-исторического изучения права пытался выяснить профессор истории славянских законодательств Харьковского университета Н. Макси-мейко, который возникновение сравнительно-исторического метода видел в попытке раскрытия причин сходства самых отдаленных друг, от друга правовых систем посредством совместного изучения этиХ| сходств и их соответствующей классификации. Он полагал, что раз- j личные правовые системы могут быть сходны между собой в резуль-1 тате: 1) общности их происхождения; 2) заимствований, которые происходят: а) при переносе правовых норм известной страны в ее ко-'' лонии; б) путем подражания; 3) идентичных условий жизни и по- i1 требностей. При этом он особо выделял изучение сходства правовых систем, исходящих из идентичности условий.

Н. Максимейко видел в сравнительно-историческом правоведении инструмент получения как практических, так и научных результатов, которые, по его мнению, состояли: а) в разъяснении многих памятников национального права; б) в ясном обозначении свойства исторических явлений права (через указания на сходства выводятся их закономерные черты, через указания на отличия – их индивидуальные особенности); в) в открытии истинных причин правовых явлений местной истории.

Наиболее видным представителем университетской правовой науки на рубеже XIX–XX вв. и первым крупным пропагандистом сравнительного правоведения в России был юрист-энциклопедист М.М. Ковалевский (1851-1916 гг.). В своей вступительной лекции к курсу сравнительной истории права (1878 г.) Ковалевский сформулировал задачу новой дисциплины как дополнительного, а в отдельных случаях единственно возможного пути «к всестороннему объяснению судеб отечественного законодательства». При этом он недвусмысленно отмежевался от сторонников выведения характера общественных и политических институтов из психологических особенностей той или другой нации.

Ученый видел широкие возможности сравнительных исследований в разных сферах юридической науки и особое внимание уделял истории права. При этом под сравнительным методом он понимал отнюдь не простое сравнение или сопоставление двух или более произвольно

взятых законодательств. Подчеркивалась необходимость «видеть причинную связь между законодательством известного народа и суммою тех общественных явлений, при которых оно развивалось».

М.М. Ковалевский различал два подхода. Для первого характерно сравнение тех или иных законодательств на том основании, что сравниваемые народы происходят из одного общего этнического ствола, а это порождает сходные убеждения и институты. Другой подход, к которому примыкал и сам Ковалевский, предполагал, что даже в случае отсутствия общности в происхождении народы тем не менее достигают одинаковых ступеней общественного развития. Причины сходства учреждений разных времен, стран и народов обычно коренятся в факте прямого заимствования или в одинаковости условий. Вот почему первая задача сравнительного метода состоит в выделении в особые классы той или иной суммы сходных явлений. Источник одинаковости условий лежит не в повторяемости одних и тех же событий, а в прохождении разными народами одинаковых стадий общественного развития.

В общей характеристике сравнительного метода Ковалевский особо подчеркивал две его функции: как средства к построению совершенно новой науки (она называлась по-разному – описательной социологией, историей естественного роста человеческих обществ, естественной историей человеческих обществ) и как одного из приемов изучения истории той или иной правовой системы.

По мнению Ковалевского, сравнения и сопоставления должны проводиться на максимально широкой основе, а исследователь-компаративист «должен пользоваться в равной мере и данными археологии, и выводами сравнительной этнографии и этнологии, и историческими свидетельствами памятников литературы и письменности».

Работы Ковалевского, построенные с использованием истори-ко-сравнительного метода, посвящены общинному землевладению, обычному праву, а также обширным разработкам из области истории и политических идей и учреждений. Необычная широта научных интересов позволяла ему проводить широкий синтез и сопоставления различных отраслей знания. Это проявлялось равным образом как при разработке общих тем, так и при анализе конкретных эмпирических историко-правовых явлений, например в ходе изучения обычного права народов Кавказа. В исследовании Ковалевский стремился решить две задачи, соответствующие двум крупным социальным потребностям, – теоретическую (т.е. историко-юридическую) и практическую (связанную с выработкой внутренней политики, отношения царского правительства и судов к юридическим народным обычаям).

Интерес к разработке теоретических и прикладных возможностей сравнительного метода Ковалевский сохранил на всю жизнь, ясно отдавая себе отчет в неимоверной трудности решения этой задачи.

«Придется постоянно следить за всеми открытиями, совершаемыми при помощи сравнительного метода в истории религий, права, нравов и обычаев, – говорил Ковалевский в одной из лекций о задаче исследователя-компаративиста. – Придется быть в одно и то же время историком, психологом, фольклористом, воспитывать свой ум изучением точных наук и социологии...»

М.М. Ковалевский исповедовал солидаризм О. Конта и с некоторыми поправками «теорию подражания» Тарда. Он резко критиковал доктрину естественного права и норманнскую школу, утверждая, что право нельзя выводить из него самого, а можно только понять из социальных условий жизни общества. Он всегда подчеркивал зависимость сравнительного правоведения от руководящей социологической идеи и тесную связь его с другими методами. Однако защищавшаяся им концепция плюрализма факторов, обусловливающих общественное развитие, вела к смещению необходимого и случайного, не давала надежного ориентира для анализа и обобщения общественных явлений.

Видный русский ученый П.Г. Виноградов также внес значительный вклад в развитие сравнительного правоведения. Он был известен Как глубокий и тонкий исследователь социальной истории средневековья, гармонично сочетающий приемы исторического анализа с ис-торико-правовым и сравнительным. Техническое выполнение его работ, особенно анализ правовых институтов и юридических отношений, отличается филигранностью и стилистическим изяществом.

П. Виноградов был действительным членом русской академии, а с 1903 г. вплоть до самой кончины занимал кафедру сравнительной юриспруденции в Оксфордском университете (после Г. Мэна и Ф. Поллока).

Сравнительно-исторический подход к анализу социальных и политических процессов пронизывает диссертационное исследование П. Виноградова «Происхождение феодальных отношений в Ланго-бардской Италии» (1881 г.). Приступив затем к изучению средневекового английского поместья – манора, Виноградов объясняет свой выбор тем, что в маноре, подобно классическому городу-государству античности, сосредоточиваются экономические, социальные и политические учреждения, а его организация и управление являются «социальным ядром средневековой жизни». Манор, по мнению Виноградова, – это образец феодальной организации, имеющий несо-

мненное сходство с французской seigneurie и немецким Grund-herrschaft. Применение историко-сравнительного подхода к анализу манора Виноградов считал необходимым потому, что тщательное изучение каждого из этих трех институтов бросает свет на развитие двух других; и одним из лучших способов проверки различных теорий об их происхождении служит перенесение этих теорий из одной сферы в другую, конечно, принимая всякий раз в соображение различия исторической обстановки.

Историко-сравнительный метод был удачно использован Виноградовым при анализе процесса рецепции римского права в средневековой Европе. Правильно различая и подчеркивая важную роль политических, экономических и технико-юридических факторов, содействовавших этому процессу, Виноградов в то же время на конкретных материалах из истории Италии, Франции, Англии и Германии показал сложный, отнюдь не лишенный противоречий процесс рецепции.

Взгляды Виноградова па право и методы его изучения были освещены им в книге «Очерки по теории права» (1915 г.) и в первом томе фундаментального труда «Исследования по исторической юриспруденции» (1920 г.). Его концепция стадий развития права базируется на обобщении значительного историко-юридического материала, но сама схема построения этих стадий, как отметил В.А. Туманов, во многом напоминает концепцию «идеальных типов» М. Вебера.

П. Виноградов подчеркивал, что история не может быть противопоставлена теории права. Различая при этом историю права и историческую теорию права, он писал: «История права следует хронологическому порядку, порядок исторической теории права – методологический. Характеристика эволюции человечества состоит в том, чтобы выделить идеальные линии развития». Виноградов выделял шесть «типов конструкции права в истории». Таким образом, по его мнению, типичная линия исторического развития права сводится к следующему: 1. Истоки права в тотемистическом обществе. 2. Племенное право (Tribal Law). 3. Городское право (Civil Law). 4. Средневековое право как соединение канонического и феодального права (Canon and Feudel Law). 5. Индивидуалистическая юриспруденция (Individualistic Jurisprudence). 6. Начала социалистической юриспруденции (Socialistic Jurisprudence).

Подчеркивая, что речь идет об «идеальных линиях», Виноградов вместе с тем считал нужным добавить, что этот подход вовсе не означает недооценки географических, этнологических, политических и культурных условий, которые определяют ход событий. Идеи вопло-

щаются в фактах, говорил он, а на факты влияют материальные потребности и силы. Следовательно, для развития принципов права не безразлично, в какой атмосфере это развитие происходит, идет ли речь о примитивном, аграрном или индустриальном обществе.

Сравнительные исследования, согласно воззрениям П. Виногра-1 дова, предназначены упорядочивать многочисленные впечатления, получаемые нами в общественной жизни. С помощью таких исследований мы имеем возможность проводить различия между культурными типами, выделять повторяющиеся или устойчивые последствия общественного развития и объяснять, почему их нельзя считать схожими между собой, а надо оценивать, скажем, как аналогичные или относящиеся к разным направлениям развития.

Неоценимую роль в сравнительном изучении права выполняет аналитический (формально-логический) метод, поскольку он привлекает наше внимание к сходству и различиям при решении одних и' тех же проблем, но в разных системах права. Однако в том случае, когда эти проблемы решаются в сходных направлениях, необходимо принять во внимание различные обстоятельства, навязываемые данной средой. Здесь уже необходимы размышления иного, синтетического плана, это уже такой род задач и проблем, когорые по плечу синтетической юриспруденции (так Виноградов именует научную дисциплину, которая стремится изучать право во всей совокупности его проявлений и взаимосвязей).

Сравнительные исследования в праве оказываются незаменимыми в тех случаях, когда становится бессильным формально-логический анализ. Многим работам из области этнологической юриспруденции, подчеркивал П. Виноградов, не хватает чисто юридического анализа, даже в тех случаях, когда авторы были сами юристами (к числу таких авторов он относил Поста, Колера, Бастиана, а также Ковалевского).

Русскую юридическую науку конца XIX – начала XX в. отличало широкое знание и использование иностранного законодательства и литературы. Во всех значительных исследованиях действующего права, а тем более в работах по теории права сравнительный анализ и обращение к зарубежному опыту достаточно широки и значимы.

Трудно согласиться с мнением А.А. Тилле, который видит причины активного развития сравнительного правоведения в дореволюционной России в том факте, что на территории страны действовало несколько правовых систем. Объектом русской исторической компаративистики выступало прежде всего право развитых зарубежных стран, и основная причина активности сравнительного правоведения

в России заключалась в стремлении юристов модернизировать отсталое русское право. Как справедливо заметил Г.Ф. Шершеневич, Россия, вынужденная догонять Западную Европу, должна была ознакомиться со всем тем, что делалось на Западе, в том числе и в правовой области.

<< | >>
Источник: А.Х. САИДОВ. СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ. 2003

Еще по теме 3. Сравнительное правоведение в России:

  1. Приложения 1. Программа учебного курса «Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности)» Общая часть Введение в теорию и историю сравнительного правоведения
  2. Тема 3. История сравнительного правоведения
  3. Тема 4. Функции сравнительного правоведения
  4. 1. Определение сравнительного правоведения
  5. 3. Предмет сравнительного правоведения
  6. Тема 1. Сравнительное правоведение: метод, наука, учебная дисциплина
  7. 2. Возникновение сравнительного правоведения
  8. 4. Значение сравнительного правоведения
  9. 2. Образовательная функция сравнительного правоведения
  10. 5. Сравнительное правоведение в первой половине XX в.
  11. 3. Практическая функция сравнительного правоведения
  12. Тема 6. Сравнительное правоведение и международное право
  13. 2. Сравнительное правоведение и международное частное право
  14. 1. Научная функция сравнительного правоведения