загрузка...

9

Рассказ тети о болячках затянулся за полночь, в результате приснилась подагра в виде тощего молодого человека в шортах, торгующего квасом из бочки на Крещатике, и Оксана проснулась задолго до рассвета. Попытки снова заснуть не увенчались успехом, так как в голову лезли попеременно то события последних дней, то проблемы на личном фронте. Устав ворочаться на кровати, Оксана встала, сделала легкую разминку — упражнения на растяжку — и отправилась под холодный душ.

— Ксюш, чего ты так рано? — раздался сонный голос тети.

Оксана в тысячный раз про себя поправила тетю: «Оксана меня зовут, а не Ксюша!», но вслух не стала уточнять, иначе пришлось бы выслушивать длинную лекцию о нежности звучания имени Ксюша и о том, кого так звали и что не понимает она истинной красоты слов.

— Начальник попросил пораньше прийти! — солгала Оксана, спеша покинуть квартиру до того, как тетя встанет.

На улице Оксану встретил прохладный, насыщенный влагой осенний воздух и вымытая недавним дождиком улица. Времени до начала работы была уйма, и она решила не брать автомобиль со стоянки, а добираться общественным транспортом. Как ни старалась Оксана, а пришла на работу за сорок минут до ее начала, но только теперь вспомнила, что шеф там ночевал и наверняка не рассчитывал на ее столь ранний приход. Пока она раздумывала, заходить ли в офис, начал моросить дождик, и она спохватилась, что не взяла зонтик. Легко пробежав оставшиеся три десятка метров, она заскочила под навес крыльца. Под офис адвокат переоборудовал купленную трехкомнатную квартиру на первом этаже, сделав отдельный вход. В окнах свет не горел, Оксана машинально потянулась к ручке, дверь поддалась, что очень удивило Оксану.

«Или рано пришла Любовь Михайловна, или Павел Андреевич уже выходил из офиса и не стал запирать дверь».

Оксана вошла в небольшой холл, создавая как можно больше шума, чтобы проинформировать шефа о своем появлении. Обычно адвокат, если оставался ночевать, располагался на диване в приемной. Для такого случая Любовь Михайловна всегда держала комплект чистого постельного белья. Внутри было тихо, и Оксана толкнула дверь приемной. Диван был в обычном, сложенном состоянии — видимо, адвокат давно встал. Но что-то здесь было не так, как всегда, и в конце концов Оксана сообразила, что именно. Обычно Любовь Михайловна оставляла стол чистым, на нем стояли только монитор компьютера и телефонный аппарат, а сейчас там громоздилась стопка папок. «Павел Андреевич работал тут всю ночь?!» Она поспешно вошла в кабинет и ахнула.

Там кто-то устроил жуткий погром, везде валялись бумаги, раскрытые папки, книги, но не это заставило Оксану заледенеть от ужаса. В кресле, за своим столом, сидел адвокат без галстука, в расстегнутой рубашке, у него был заклеен рот, он смотрел на вошедшую девушку единственным выпученным глазом, на месте второго была кровавая рана. Его лицо было покрыто синяками и кровоподтеками, на лице запеклась тонкая дорожка крови, идущая из носа к подбородку. Шею ему стягивала удавка из капроновой веревки. Хотя одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что адвокат мертв, Оксана подошла к нему и приложила палец к артерии на шее — пульса не было.

Оксана достаточно быстро опомнилась и действовала хладнокровно, чего от себя не ожидала. Она вернулась в приемную, нашла среди кипы папок журнал-алфавитку Любови Михайловны, куда та по старинке записывала номера телефонов, которые могли понадобиться адвокату. Номер телефона следователя был записан не по начальной букве фамилии — Якимчук, а на букву «с».

— Здравствуйте, Петр Николаевич, — сказала Оксана, услышав в трубке мужской раздраженный бас. — Говорит помощник адвоката Боголепова — он мертв, его тело находится в его офисе. Имеются следы насильственной смерти.

— Кто говорит?! — рявкнул бас. Следователь ничуть не удивился, словно ему каждый день сообщали о смерти адвоката.

— Помощник адвоката Козлова Оксана. У меня подозрение, что смерть адвоката связана с делом, которое вы ведете, — об убийстве Виталия Левченко.

— Козлова, подожди со своими подозрениями, лучше скажи адрес офиса. Как понимаю, ты там находишься?

— Да, пару минут как обнаружила труп адвоката. — Оксана удивлялась тому, что так говорит о своем жизнелюбивом шефе, который сейчас был для нее только трупом. — Записывайте адрес…

— Никуда не уходи, ничего не трогай, никого не пускай в офис. Скоро буду!

Через полчаса, одновременно с приходом Любови Михайловны, к офису подъехала следственная бригада и началась кутерьма.

Следователь Якимчук, несмотря на громогласный бас, оказался мужчиной маленького роста, среднего телосложения. Пока с трупом работали эксперты, Якимчук отвел Оксану в небольшую офисную кухоньку, где даже не было стульев, и снял показания. Затем Оксану допрашивали и заставляли повторять показания другие люди, а она, впав в прострацию, механически отвечала, а в голове непрерывно звучало: «Павла Андреевича убили! Главная виновница этого — Валерия Погодина. Она захотела таким образом скрыть свои шуры-муры!»

Оксана разговаривала о чем-то с Любовью Михайловной, но, как только от нее отошла, не могла вспомнить, о чем они говорили. Она пыталась с себя стряхнуть оцепенение, ведь на прежней работе она не один раз встречалась со смертью, видела трупы, но сейчас было другое. Те тела были чужие, а этот мертвый человек был ей хорошо знаком, она его уважала, ей нравилось работать под его началом. И вот все закончилось, больше они не будут вести разговоры о том, как выстроить защиту Погодина, обсуждать мистическую историю, отправившую его за решетку. Оксана пришла в себя за порогом офиса и поняла, что ее отпустили. В руке она держала визитку с телефонами следователя Якимчука.

По пути домой она зашла в магазин и купила бутылку коньяка. Тетя обрадовалась, увидев Оксану:

— Хорошо, что ты пришла! Сходи в аптеку, купи лекарство, вот рецепт, затем…

— У меня начальника убили. Хороший был человек. Помянем, тетя?

Не вслушиваясь в то, что говорит тетя, Оксана пошла в кухню, взяла три рюмки, налила в них коньяк. На одну положила кусочек батона. Тетя достала еще одну рюмку, насыпала туда манной крупы и, воткнув в нее горящую свечку, стала негромко молиться. Оксана хотела было последовать ее примеру, но у нее плохо получалось, и она просто выпила коньяк из рюмки.

— Пойду посплю — ночью я плохо спала и рано проснулась. — Оксана прямо в одежде легла на свою кровать, отвернулась к стенке и сразу провалилась в глубокий сон без сновидений.

— Ксюша, вставай! — Оксана почувствовала, что ее трясут за плечо.

Это была тетя, она протягивала ей мобильный телефон, заходящийся веселой мелодией.

— Алло, — неуверенно произнесла Оксана в трубку.

— Козлова, дуй ко мне! — пробасил маленький следователь Якимчук. — Пропуск тебе заказан. Знаешь куда?

— Знаю, — вяло ответила Оксана, пытаясь собраться с мыслями. Смерть адвоката сама по себе была страшной трагедией, но к тому же она вносила изменения в ее жизнь, пока неизвестно какие.

В прокуратуре Якимчук снова ее допросил как свидетеля, а затем угостил растворимым кофе.

— У гражданки Погодиной железное алиби — в ее квартире ночевала приятельница София, плюс служанка оставалась на ночь, плюс охрана, видеокамеры кругом — мышь не проскочит, поэтому она незаметно из дому уйти не могла.

— У нее есть сообщник! Он убил Павла Андреевича по ее указке!

— Имя, фамилия, адрес? Не знаешь? И я не знаю! Ты же юрист, тебе известно, что требуется для возбуждения уголовного дела.

— В офисе в сейфе должен быть прибор для прослушки, в нем карта памяти с записью вчерашнего разговора. Кроме этого там должны храниться записи с видеокамер, где Валерия ходит на свидание к Левченко. Наверное, там и фотографии есть — не все же он отдал ей?

— Адвоката перед смертью пытали. Сейф пустой, ничего интересного мы не обнаружили. Будем отрабатывать разные версии, и эту тоже.

— Я думаю, что убийца Левченко и Боголепова — один и тот же нелюдь! И он связан с женой Погодина.

— Вчера ночью в Голосеевском парке повесился Станислав Лукаш, в его кармане обнаружили предсмертное письмо, в котором он признался в убийстве Левченко в состоянии нервного срыва. Теперь это дело закрываем. Вашего подзащитного Погодина завтра выпустят из СИЗО, причем даже без подписки.

— Да не мог хлипкий Стас одним ударом завалить бугая Левченко! Вы же сами это понимаете.

— Ничего я не понимаю, а руководствуюсь фактами и доказательствами. Кофе попила? До свидания! Если будет что нового, заходи.

Оксана вышла на улицу и медленно пошла по тротуару. В ней разгорались злость, негодование, и это мобилизовало ее силы. «Это еще не конец! Павел Андреевич, надеюсь, что ты меня слышишь, — я так этого не оставлю! Хоть и без тебя, но я доведу это дело до конца и найду убийцу. Он должен быть где-то рядом с Валерией Погодиной. Ты хотел отправить меня в Карпаты? Я еду туда!»

<< | >>
Источник: Сергей А. Пономаренко. Темный ритуал. 2015

Еще по теме 9:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности