10

С обеих сторон Дмитрия окружали непроглядный мрак и глубокая тишина. Он шел по серебряной дорожке, проложенной светом луны, не понимая, куда и зачем. Вдруг его передернуло от отвращения — ощутил, что воздух насыщен гнилостным запахом разложения, пробуждающим в памяти неясные воспоминания. «Где я? Зачем я здесь?» Тревожная обстановка, неопределенность вселяли страх.

— Вы на остановку автобуса? — раздался из темноты голос, потом Дмитрий увидел женщину лет пятидесяти с ненатурально белым, словно посыпанным мукой лицом, плотно укутанную в теплую темную одежду.

— Да, я хотел бы отсюда уехать. Вы не подскажете, где я нахожусь?

— Если вы хотите покинуть это место, то зачем вам знать, где вы находитесь? — удивилась женщина.

— Пожалуй, вы правы, — согласился Дмитрий. То, что он тут не один, успокаивало, страх отступил.

— Документы и деньги при вас? — деловито поинтересовалась женщина.

Дмитрий начал шарить по карманам и натолкнулся на что-то плотное, прямоугольной формы.

— Возьмите, вот они. — Он протянул ей бумажный пакет из белой бумаги.

Взяв его, женщина сделала шаг назад и слилась с темнотой, только белое лицо виднелось, словно оно жило отдельной от тела жизнью.

— Что мне делать? Куда идти? — Страх возвратился к нему.

Лицо женщины растворилось во мраке. Он попытался ее догнать, сошел с лунной дорожки в темноту. Удивительно, но там было значительно светлее, чем он предполагал. Везде бурлила жизнь, какие-то темные силуэты сновали вокруг, не обращая на него внимания. Темнота еще более истончилась, и он увидал, что находится на кладбище. Страх нарастал, Дмитрий едва сдерживался, чтобы не броситься бежать. И знать бы, куда бежать? Как выбраться из этого ужасного места? Стыла кровь в жилах от предположения, что окружающие тени — обитатели могил, под покровом ночи беспрепятственно выбравшиеся на поверхность. Впереди возник чей-то силуэт, светящийся голубоватым светом, резко отличавшийся от всех других, и у него не возникло сомнений в том, что это Алена!

— Со свиданьицем, любимый! — Голос Алены завораживал и обессиливал, словно забирал жизненную энергию.

Он решил бежать, но тело не подчинилось ему, и он закричал.

— Что с тобой, любимый? — Над Дмитрием склонилось мертвое лицо Алены, и его словно полоснули бритвой по сердцу, но через мгновение он увидел, что это Лера.

Сколько лет прошло с тех пор, как Алена выпала и из памяти, и из снов, но последние события все время напоминали о ней.

В комнате был полумрак из-за плотно закрытых штор, ощущалось, что яхта движется, покачиваясь на волнах.

— Я кричал?

— Видимо, если я проснулась так рано. — Лера снисходительно улыбнулась. — Я не спрашиваю, что тебе приснилось, но могу предположить, что ничего хорошего, судя по тому, что ты весь в поту. Скажи кошмару: куда ночь, туда и сон, — чтобы он больше к тебе не возвращался. Хотя бывает, что явь ужаснее сновидений. В последнее время это у нас очень часто происходит.

Обнаженная Лера встала с кровати, выделяясь в полутьме светлым силуэтом, и, подойдя к окну, раздвинула шторы. Яркие лучи солнца нахально ворвались в каюту, ослепив Дмитрия, вызвав слезы. Пока зрение восстанавливалось, Лера уже скрылась в санузле и включила душ. Моясь, она крикнула из-за двери:

— Скажи, дорогой, какая муха тебя укусила вчера, что ты полез в драку с Виталием? Из-за того, что он тебя столкнул в бассейн?

— Глупо получилось, — виновато произнес Дмитрий.

— Безобразно! Хорошо, что потом все утряслось и Виталя не стал выяснять с тобой отношения.

— Мы с ним оба были виноваты в равной степени.

— Только он дал тебе возможность освежиться в верхней одежде, а ты ему чуть не сломал челюсть.

Лера вышла, плотно завернутая в банное полотенце, Дмитрий попытался к ней поприставать, но она затолкала его в душевую. Он включил воду, надеясь на холодную, чтобы взбодриться, но она оказалась слишком теплой.

За время его отсутствия Лера надела шорты, свободную тунику и теперь наносила на лицо крем от загара, глядя в небольшое зеркало.

— Ты куда собралась в таком виде? — рассмеялся Дмитрий. — На бал? До конца поездки форма одежды — пляжный костюм, то бишь для тебя — купальник.

— Думаю, что для завтрака мой наряд вполне подходящий. Потом посмотрим. Ты тоже на плавки что-нибудь надень, а то гости не поймут.

— Мне плевать на их мнение. Ты сама сказала — они гости, а я тут хозяин, пусть временный. Я устанавливаю правила, а не они!

Но Дмитрий все же надел шорты и, подойдя к шкафу, зевая, стал освобождать карманы вчерашнего костюма: бумажник, платок, ключи, фотография. Тут он спохватился и снова сунул ее в карман, но было поздно.

— Что это за фотография? — заинтересовалась Лера.

— Ничего особенного. Старая и не моя, а Виталика. Вчера случайно засунул в карман, надо ему вернуть.

— Дай посмотреть!

Дмитрий вздохнул, поняв, что не отвертеться, и протянул Лере фотографию.

— Это она! — вздрогнув, воскликнула Лера.

— Кто — она?!

— Ее лицо я видела в зеркале, и она снилась мне. Откуда у тебя эта фотография и кто эта девушка? — холодно спросила Лера, сверля мужа взглядом.

— Если кому-то все рассказать, решит, что это бред сумасшедшего. Не знаю, с чего начать.

— Начни с нее! — Лера села Дмитрию на колени, глядя ему прямо в глаза.

— Это очень давние события. Восемнадцать лет тому назад я познакомился с ней. Ее звали Алена. Она училась в аспирантуре, писала диссертацию о…

— Тема ее диссертации меня не интересует.

— Извини, почему-то вспомнилось. В самом деле, кем она была и чем занималась, уже не имеет значения… Мы с ней встречались почти два года и решили пожениться. — Дмитрий ощутил, как тело Леры словно одеревенело, он не ожидал, что она так болезненно воспримет его далекое прошлое.

— Ты сделал ей предложение?

— До свадьбы оставалось три недели, и мы собирались полететь в Санкт-Петербург к ее бабушке. Были заранее куплены билеты, но тут я понимаю, что не смогу до свадьбы никуда уехать. Я только начал свой бизнес, это был конец 90-х годов, сама понимаешь, что это было за время. Одна коммерческая операция проходила с большим скрипом, и я боялся, что она сорвется. Там были задействованы занятые под большие проценты деньги, и в случае чего мне грозили крупные неприятности. Я об этом сообщил Алене, она согласилась со мной, что лететь будет неразумно. Она сдала мой билет, а себе взяла на другой рейс, ближайший. Пообещала, что погостит у бабушки три дня… — Дмитрий замолчал.

— И что же помешало вашей свадьбе? — сухо поинтересовалась Лера.

— Алена погибла. В самолет попала молния, все, кто был на его борту, погибли.

— Жаль Алену, — выдавила из себя Лера.

Дмитрий задумался, как сложилась бы его жизнь, если бы Алена не погибла, а Леру он все же встретил бы на своем жизненном пути. Стал бы тайком встречаться с Лерой, а затем развелся с Аленой? Или он любил бы Алену так, что не обратил бы внимания на Леру? Кого он больше любил бы: Леру или Алену, если та осталась бы живой и вышла за него замуж? Смогла бы соперничать сорокатрехлетняя Алена с более молодой Валерией?

— Косвенно я виноват в ее смерти. Если бы не изменились мои планы, то она осталась бы жива. Тогда я перестраховался, ведь Виталик мог проконтролировать ход той сделки, а я — полететь с Аленой, как и планировал.

— И сейчас ты обнимал бы другую, а не меня! — Лера словно прочитала его мысли. — Я тебе соболезную, — холодно произнесла она, и между их телами, по-прежнему тесно соприкасающимися, возникло что-то их разделяющее.

— Почему эта фотография у тебя с собой? Она та женщина из прошлого, которую никогда не забывают, помнят всю жизнь?

— Фотография была в том платье и выпала, когда я нес его. Китаец нашел фото и принес мне. Я не хотел тебе об этом рассказывать, но, видно, шила в мешке не утаишь.

— Что это за платье, которое оказалось среди моих вещей?

— Алена однажды мне сказала странную фразу: «Если со мной что-нибудь случится, я хочу, чтобы меня похоронили в этом платье». Она как чувствовала… Погибших в авиакатастрофе хоронили в закрытых гробах, внутри которых были запаянные цинковые, так как самолет, ударившись о землю, взорвался… Собирали фрагменты обгоревших тел, даже страшно представить, что находилось в ее гробе…

— Ты не выполнил ее просьбу?

— В те дни я был как чумной. О ее словах я вспомнил гораздо позже похорон, наткнувшись на свадебное платье в шкафу. Виталий отнес это платье ее маме и рассказал о просьбе Алены. Я не знаю, как ее мама поступила. Она считала меня виновником гибели ее дочери. То платье я хорошо запомнил, на нем была точно такая брошь с лебедями. Похоже, что это именно оно, или пошито так же.

— Куда ты дел платье?

— Оно находится в каюте Виталия.

— Невероятно! Невозможно поверить, но ведь я видела именно ее лицо в зеркале! — возбужденно произнесла Лера. — Тронув идола в далекой африканской стране, я вызвала ее из небытия! После ритуала очищения мне казалось, что все закончилось, но тут это платье…

— Платье прислали не духи, а реальный человек, только я не понимаю, кто это и зачем ему это надо. Напомнить о тех трагических событиях? Для чего? Я думаю, ты ошибаешься, связывая свои галлюцинации с этим фото. Скорее всего, это совпадение, не больше.

— На фотографии и в моих видениях — одно лицо! — воскликнула Лера.

— Хорошо, пусть будет так, только не нервничай.

— Почему ты кричал во сне? Тебе приснилась Алена?

— После всех этих событий, связанных с ней, было бы странно, если бы она не приснилась. Это был только сон.

— Как ты не понимаешь: это был только образ твоей погибшей невесты! Темные силы используют его, хотят причинить тебе вред! Жрец-колдун помог мне — не будь Фомой неверующим и поверь в силу магии, иначе она тебе не поможет. Ты меня понял? Это очень серьезно!

— Ты сгущаешь краски, Лера.

В дверь требовательно постучали, и раздался веселый голос Виталия:

— Лежебоки молодожены, вставайте! Мы вскоре подъедем к островам, и будет нырялка! Ау!

— Через пять минут выходим! — приоткрыв дверь, сообщил Дмитрий. — Ты меня прости за вчерашнее! Голова не болит?

— Чего ей, чугунной, болеть? Завтрак в кают-компании! Поспешите, иначе вам ничего не достанется.

За завтраком всевидящий Лазарь увидел в иллюминатор вдали остров, громко сообщил об этом и вихрем рванулся на палубу, волоча за руку жену-пышку Стеллу, дожевывающую на ходу. Следом за ним потянулись и остальные пассажиры. Яхта проплыла между двумя небольшими скалистыми островами, радующими глаз лентами белоснежных песчаных пляжей и отсутствием там отдыхающих. Возле них море искрилось прозрачной голубизной и более густой, темный цвет имело в глубоких местах, как раз по курсу яхты.

К пассажирам спустился из рубки капитан яхты, давая по ходу пояснения на английском, а Дмитрий взял на себя обязанности переводчика:

— Это архипелаг Дахлак, входит в состав Эритреи. Архипелаг — это два крупных острова и полторы сотни мелких. С арабского название переводится как «Ворота ада».

— Я не прочь попасть в такой красочный ад! — воскликнула Сабина.

Несмотря на жару, она густо накрасила черной тушью глаза и нарядилась в легкий хлопковый брючный костюм черного цвета в стиле юго-восточной Азии, ей только не хватало огромной конусообразной соломенной шляпы.

— Мы станем на якорь недалеко от самого большого острова, Дахлак Кебир, — переводил Дмитрий. — Разделимся на две группы: одни поедут осматривать местные древние достопримечательности, другие отправятся на дайвинг с нашим инструктором.

— Хорошо, что остров Дахлак Кебир, а не Дахлак Писец, — прокомментировал Лазарь, вызвав у всех смех. — Я за развалины — мне в ад еще рано!

— Угомонись! — дернула его за тенниску жена.

— Из всего архипелага только четыре острова обитаемы, из них самый населенный — Дахлак Кебир. Желающие могут там посетить казино.

Мужчины оживились, но их быстро утихомирила женская половина компании. Было решено у Дахлак Кебир не останавливаться, а проследовать к необитаемым островам, чтобы насладиться девственной природой и чистыми пляжами.

— Поедем на нырялку? — предложил Дмитрий.

— Конечно, а то на суше полно сюрпризов, — кивнула Лера.

На дайвинг, кроме Дмитрия, Леры и Виталия, изъявили желание ехать Дарик и Сабина. Остальные гости выбрали экскурсию на острова, чтобы понежиться на девственно чистых белых песках. Для них был спущен большой бот, а для дайверов — не такая уж маленькая «капитанская» лодка с подвесным мотором, на которой с трудом разместились желающие понырять с необходимым снаряжением.

— Хочу сфоткаться с акулой! Здесь они не кусючие, — заявила, усаживаясь последней в лодку, Сабина, сменившая хлопковый костюм на открытый купальник.

— Ты когда-нибудь ныряла со снаряжением? — холодно поинтересовался Дмитрий.

— Не раз — в Крыму.

— Корочки соответствующие имеешь?

— Не волнуйся — имею. Предъявить?

— Достаточно будет увидеть, как ты готовишься к погружению, чтобы понять твой уровень.

— Сабиночка, а я ведь никогда не нырял с аквалангом! — жалобно произнес Дарик. — Может, я в лодке посижу, пока вы будете под водой плавать?

— Не бойся, я тебя еще и с парашютом научу прыгать. Это как в первый раз ночью одной пойти на кладбище! — рассмеялась девушка.

Волна раскачивала низко осевшую под грузом лодку, и Дарик, расположившийся на круглом баллоне-борту, каждый раз, когда лодка оказывалась внизу, в ложбинке, и казалось, что надвигающаяся волна перехлестнет через борт, нервно поглаживал рукой лысую голову.

Кроме желающих заняться дайвингом гостей, в лодку сели инструктор по дайвингу и матрос, который завел мотор. Лодка потихоньку отошла от яхты. Матрос прибавил оборотов, и перегруженная лодка, то и дело зарываясь носом в волну, пошла быстрее. Инструктор по дайвингу Казия, худощавый желтолицый египтянин, сидел рядом с матросом, и они то и дело о чем-то переговаривались на арабском.

— Далеко нам плыть? — Дмитрий постарался перекричать шум мотора.

Матрос указал рукой за спину Дмитрия и перевел рычаг на холостой ход, двигатель стал работать едва слышно. Лера, сидя напротив, возле противоположного борта, сообщила:

— Вижу затопленное судно!

Дмитрий ухитрился наклониться и посмотреть в воду через плечо. Метрах в двухстах над водой виднелись отдельные палубные надстройки корабля и сигнальная мачта.

— Слышь, инструктор, какой нам интерес лазить среди ржавых шпангоутов? — выразил недовольство Виталий. — Экзотику давай: кораллы, манты, акулы, на затонувшую рухлядь мы и в Черном море насмотрелись.

— Там большая злая рыба, хуже акулы, сама как змея, — помогая себе жестами, стал пояснять Казия на ломаном английском. — Опасная! Увидишь — не трогай!

— Это он имеет в виду мурену, — догадался Дмитрий.

— С восьми ногами там водится.

— Осьминог, — подсказал Дмитрий.

— И много-много красивых рыбок. — Египтянин широко улыбнулся, показав потемневшие, испорченные зубы. — Много кораллов и акулы. Добрые акулы. А манты надо искать и плыть глубоко.

— Слышь, инструктор, ты чего…

По выражению лица Виталия Дмитрий догадался, что тот хочет поиграть у египтянина на нервах, и резко прервал товарища:

— Мы уже рядом с затонувшим кораблем. Долго задерживаться тут не будем. Виталий прав — гораздо интереснее поплавать возле коралловых рифов.

Не подходя ближе к видневшимся над водой ржавым палубным надстройкам, лодка стала на якорь. За исключением Дарика, все довольно быстро облачились в облегченные резиновые костюмы, надели компенсаторы. На полного Дарика Дмитрий и Виталий натянули костюм с трудом, тот при этом охал и ахал — мол, ему больно и тяжело дышать. Оставив Дарика на попечение инструктора, который стал проводить с ним инструктаж на пальцах и ломаном английском, Дмитрий надел восемнадцатилитровый баллон, ласты и спиной опрокинулся с борта лодки в воду вдогонку за Лерой.

Глубина тут была небольшая, до десяти метров, вода прозрачная, и лучи солнца пробивали воду до самого дна. Каждый раз, ныряя с аквалангом, Дмитрий вспоминал фильм из детства «Человек-амфибия», и у него в голове словно начинала играть музыка из этого фильма. Он, ориентируясь на ярко-желтый костюм Леры, следовал за ней. Остов затонувшего корабля с приближением к нему вырастал, стала видна поржавевшая обшивка, местами обросшая водорослями и ракушками. В борту виднелась огромная дыра с рваными острыми краями, но Лера бесстрашно пронырнула через нее внутрь, Дмитрий — за ней следом, и они оказались в огромном пустом помещении. Судя по всему, это был грузовой трюм, в нем не было ничего заслуживавшего внимания, лишь ржавые металлические конструкции, блоки, обрывки металлического троса, а среди всего этого — стайки разноцветных рыбок. В самом низу боком пятился необычный громадный краб — разноцветный, он словно собрался на карнавал. Лера опустилась к самому дну трюма. Тут виднелись раскрытые металлические ящики, сломанные железные конструкции бурого цвета. Дмитрий интуитивно ощутил опасность, догнал Леру и схватил за плечо, заставив остановиться. Им навстречу из отверстия молнией метнулось продолговатое змеиное тело. Замерев в полутора метрах от дайверов, мурена сверлила непрошеных гостей злобным взглядом. Дмитрий увлек за собой Леру вверх, под самую крышу. Сделав небольшой круг, они вернулись к дыре в борту и выплыли наружу. Проплыв вдоль затонувшего корабля, они направились к лодке и встретили Казию, который тащил за собой Дарика, растопырившего руки и ноги и напоминавшего сонную лягушку. Даже через маску были видны его округлившиеся от ужаса глаза. Дмитрий сделал жест, означавший, что пора возвращаться, и инструктор согласно кивнул. Он развернул Дарика, который, все так же растопырив руки и ноги, только делал вид, что движется, и потащил его в обратную сторону.

Всплыв возле лодки, Дмитрий и Лера по очереди забрались в нее. Затем они и инструктор общими усилиями затянули в лодку тяжело дышащего Дарика, явно пребывавшего в стрессовом состоянии. Прошло десять минут, а Виталий и Сабина все не возвращались, заставляя всех нервничать.

— Мне это не нравится! — Дмитрий обратился к Казие: — Скажи матросу, чтобы завел мотор — объедем вокруг баржи.

Смотрите вниз, тут неглубоко и вода прозрачная до самого дна, должны их увидеть, если они не застряли внутри корабля!

Только лодка стала огибать затонувший корабль, как пропажа обнаружилась — Виталий и Сабина, сняв баллоны и маски, расположились на выступающей корабельной надстройке и оживленно беседовали. Увидев лодку, они стали махать руками и смеяться. Лера наклонилась к Дмитрию и сказала так, чтобы только он услышал:

— Похоже, Виталя запал на готку Дарика. Поговори с ним, нам не хватало тут еще любовных дуэлей.

Лодка причалила прямо к выступающей надстройке. Виталий вначале передал снаряжение, помог взобраться на борт радостной, оживленной Сабине, затем запрыгнул сам.

Мотор взвыл на повышенных оборотах, лодка набрала скорость и, оставляя после себя пенистый след, направилась в сторону небольшого скалистого острова. Когда приблизились к его серповидной лагуне, обрамленной полосой белого песка, лодка резко замедлила ход и вскоре стала на якорь. Матрос начал что-то быстро говорить на арабском языке, для простоты понимания инструктор переводил на английский, а затем Дмитрий на русский:

— Здесь мы увидим то, что хотели: коралловые рифы всевозможных цветов, множество рыб, рифовых акул, больших черепах. Глубина — десять-пятнадцать метров, но к границе лагуны она постепенно увеличивается, и мель заканчивается сорокаметровым обрывом, а дальше еще глубже. Вот там иногда можно встретить больших акул: мако, быка, молот.

— Я — пас! — заявил Дарик, хмуро глядя на Виталия. — Мне предыдущего погружения предостаточно!

— Абсолютно верно! — иронично произнес Виталий. — Казия не сказал, что тигровые акулы иногда бывают голодные, и тогда они ничем не отличаются от белых.

— Дарик, не верь ему — он просто пугает! — холодно сказала Лера. — Тут безопасно.

— Смотрите — цапля! Вон еще! — воскликнула Сабина, указав в сторону острова. — А вон, видите, птица какая огромная!

— Остров необитаемый, поэтому тут птичье царство, — произнес Дмитрий.

Неожиданно метрах в двадцати от лодки из воды показалась округлая голова на массивной шее, словно с обрубленной мордой, с толстыми отвисшими губами. Животное несколько мгновений разглядывало дайверов маленькими свиными глазками, затем бесшумно ушло под воду.

— Ну и чудище! — выдохнула Сабина. — Надеюсь, оно нас рассматривало не с точки зрения кулинарии?

— Это дюгонь, — пояснил Дмитрий. — Абсолютно безвредное животное, питается растительностью. Интересно будет сфотографировать его под водой. Если не пропало желание нырять, то прошу, господа, в воду! Вернее — под воду!

Египтянин стал что-то быстро говорить, размахивая руками, мешая английский с арабским.

— Ближе к берегу подводные пещеры, но лучше туда не плыть — опасно, можно зацепиться и застрять или заблудиться — они протяженные, — перевел слова инструктора Дмитрий.

— Ой, как здорово! — загорелась Лера и обратилась к Дмитрию: — Поплаваем там?

— Твое желание — закон! Только это опасно.

Для подземно-подводного путешествия Дмитрий и Лера снарядились по системе сайд-маунт — два баллона расположены по бокам вместо одного, в классическом варианте, за спиной.

— Это для удобства преодоления узких проходов, — пояснил Дмитрий и проинструктировал Леру: — При необходимости один баллон можно снять и оставить перед узким местом, второй тоже отстегнуть и держать в руках перед собой, так можно осматривать узкие проходы пещеры. Возвращаясь, забрать оставленный баллон. Тут жесткое правило: треть воздуха — на все погружение, треть воздуха — на возвращение и треть — на всякий случай. Поэтому внимательно следи за давлением по манометру, ведь мы по-разному расходуем воздух при движении под водой.

Путешествие по подводным лабиринтам увлекло Леру и показалось чудесным, но коротким, когда Дмитрий подал знак возвращаться. В лодке, возвращаясь к яхте, они живо делились впечатлениями об увиденном: Лера говорила о волнующей красоте подводных гротов, а Виталий и Сабина — о громадной черепахе, удивительных образованиях из листовых кораллов на рифах.

Ужин стал продолжением торжества по случаю годовщины свадьбы, громко играла музыка, только теперь присутствующие были одеты более демократично — в основном шорты, тенниски, блузы. Лишь официанты, ловко маневрирующие среди отдыхающих, не сменили форму.

Дмитрий ощутил, что у него заболела голова и стало слегка подташнивать, хотя выпил он совсем немного.

— Что с тобой? — Лера с тревогой посмотрела на мужа.

— Неважно себя чувствую. Даже не знаю, с чем это связать.

— Давай отойдем в сторонку, пока придешь в себя, а я побуду рядом. Хочешь, пойдем в каюту?

Дмитрий в силу того, что был гораздо старше Леры, болезненно относился ко всему, что можно было связать с его возрастом. Он старался показать ей, что всегда себя прекрасно чувствует, отдавал предпочтение активному отдыху, демонстрируя хорошую физическую форму, доказывая, что старость к нему пока не подкрадывается, шелестя листками календаря.

— Нас могут неправильно понять, если сейчас уйдем, — мы же виновники этого торжества. Вон там, впереди, по-моему, есть спокойное местечко. — Дмитрий указал в сторону флайбриджа — поста управления яхтой, расположенного прямо над рубкой, за которым имелся небольшой диванчик для отдыха.

— Капитан нас не заругает? Мы же здесь только пассажиры.

— Ты не будешь дергать за штурвал?

— Упаси боже! Только объясни: зачем тут штурвал и эти рычаги, ведь в рубке все то же самое?

— В хорошую погоду отсюда удобнее управлять яхтой, да и обзор гораздо лучше.

Они прошли за ограждение, на диванчик садиться не стали, а заняли два вертящихся кресла на хромированных консолях — капитана и его помощника-штурмана — перед панелью с хромированным ободом руля, рычагами, ручками, тумблерами, двумя большими мониторами. За пределами сияющей огнями яхты слышался шум невидимого во мраке моря. Внизу, на освещенном полубаке, кок-китаец забрасывал в светящееся пятно на воде леску с крючком и наживкой, затем, подергивая, выбирал ее. Ловкие и уверенные движения китайца завораживали.

— Думаешь, он может что-нибудь поймать? — шепотом спросила Лера, словно боялась спугнуть возможную добычу китайца, до которого было не меньше десяти метров по прямой.

— Не думаю, что он этим занимается от нечего делать, — произнес Дмитрий, и в этот момент китаец резко дернул леску и, напрягшись, с усилием стал выбирать снасть. Через несколько секунд веретенообразное тело длиной около метра оказалось на палубе и начало биться, пытаясь освободиться от крючка.

— Змея? — испуганно прошептала Лера.

— Это сарган, и очень крупный! Вкуснейшая рыба. Видимо, она приплывает на свет, который падает с яхты на воду.

Китаец поднял из-за борта продолговатый садок, в котором билось несколько сарганов, но поменьше, и отправил туда пойманную рыбу. Через несколько минут китаец поймал еще одного саргана и, очевидно, удовлетворившись количеством добычи, удалился с почти полным садком.

Дмитрий не понимал, что с ним происходит, ведь всего несколько часов назад он плавал с аквалангом и чувствовал себя прекрасно! Жуткая боль сверлила виски, глаза слезились. Если бы рядом не было Леры, он и в самом деле пошел бы в каюту и лег.

— Как тебе праздник, Лера? Ты довольна?

— Ты все великолепно организовал, но я думаю, если бы мы с тобой отмечали нашу годовщину вдвоем, было бы еще лучше. Какие бы события ни омрачали наше путешествие по Судану, но там мы были только вдвоем, и это было прекрасно!

Дмитрий посмотрел на полубак, где недавно удил рыбу китаец, и замер от удивления и ужаса — там виднелась тоненькая фигурка светловолосой девушки; легкий бриз шевелил ее волосы, на ней было белое платье — свадебное! Девушка стояла к ним спиной, держась за поручни у самого форштевня, словно яхта двигалась и она опасалась соскользнуть в воду.

— Лера, ты тоже видишь ее?!

— Это ОНА! — испуганно вскрикнула Лера и схватилась за руку мужа. — Она никак не хочет покинуть нас!

— Волосы! У нее на ветру шевелятся волосы — это не призрак, а живой человек. Сейчас я узнаю, кто это решил пошутить над нами!

Хотя девушка была недалеко, но добраться до нее было непросто — требовалось пройти шагов шесть по скользкому пластиковому козырьку, рискуя свалиться за борт, затем спрыгнуть на бак с высоты четырех метров. Это было опасно, тем более что Дмитрий чувствовал себя не совсем хорошо, чтобы решиться на подобный трюк. Он выбрал длинный, но безопасный путь — по верхней палубе до винтовой лестницы, потом необходимо спуститься на нижнюю палубу и пробежаться по узкому проходу вдоль борта до бака.

— Оставайся здесь — следи за ней, — прошептал Дмитрий жене, соскользнул с кресла, не заботясь о производимом шуме, так как грохочущая музыка на танцполе прятала все звуки. Дмитрий двигался быстро, но был замечен гостями, из которых кто-то танцевал, а кто-то поднимал градус, используя обилие и разнообразие выставленных алкогольных напитков. Его пытались вовлечь в танец, хватали за руки, предлагали выпить за здоровье и благополучие, но он, стараясь быть вежливым и радушным, обещал на обратном пути все это выполнить и всех уважить. Все это отняло время, как и спуск по непривычной винтовой лестнице и преодоление переходов. Когда он добрался до полубака, там было пусто.

Дмитрий махнул рукой жене, по-прежнему находящейся на флайбридже, и жестами попытался спросить: «Куда подевалась девушка-призрак?» Лера недоуменно развела руками, хотя Дмитрию было ясно, что той достаточно было сделать несколько шагов — и ее укрывал козырек над рулевой рубкой, которая была темна и пуста. Под рубкой находилась дверь, ведущая в коридор нижней палубы, к каютам команды. Предположить, что этот розыгрыш устроил кто-то из матросов-египтян, было глупо, но Дмитрий, двигаясь по коридору, прислушивался к голосам за дверьми. За ними слышалась арабская речь, смех — видимо, матросы тоже неплохо проводили время. За дверью камбуза было тихо, и Дмитрий открыл ее. Помещение, заставленное современным кухонным оборудованием, было пусто. На разделочной доске лежало длинное выпотрошенное безголовое тело саргана, — видимо, китайца оторвало от работы что-то важное.

В конце коридора находилась винтовая лестница, ведущая в машинное отделение. Дмитрий решил, что это наиболее вероятное место, где могла спрятаться девушка, игравшая роль призрака, и спустился по лестнице. Внизу было включено тусклое дежурное освещение, которое тем не менее позволяло увидеть, что здесь царят чистота и порядок. Все трубы, соединения из нержавейки блестели, словно новые. Нигде на агрегатах ни копоти, ни подтеков масла — идеальная чистота, как в операционной. Дмитрий прошелся до самого конца зала, там оказалась еще одна винтовая лестница, по которой он поднялся на кормовую палубу. Бегать по всей яхте, искать неизвестно кого он счел глупостью — у «призрака» было достаточно времени, чтобы переодеться.

Дмитрий прошел в кают-компанию и неожиданно увидел Виталия. Тот сидел у пустой барной стойки со стаканом виски, курил сигару, что было грубейшим нарушением правил, с которыми ознакомил пассажиров капитан. Он подчеркнул, что на судне в открытом море самая большая опасность — это пожар, а Виталий эту опасность игнорировал.

— Что ты тут делаешь? — спросил Дмитрий, подозрительно глядя на него.

— Я пью виски, а ты что тут делаешь? Я гость, могу находиться где заблагорассудится. А вот ты хозяин и должен быть с гостями, но почему-то оказался здесь.

— Гуляю, знакомлюсь с яхтой, думаю купить себе подобную, но только меньше.

— Представь себе, я тоже об этом думаю! — обрадовался Виталий. — Возьмем одну на двоих и махнем в кругосветку?

— Я не против. Здесь никто не проходил?

— Все-таки я прав — ты кого-то ищешь!

— Так ты кого-нибудь тут видел или нет?

— Видел или нет? — Виталий рассмеялся. — Если это был китаец, считается, что видел, или нет?

— Китайца? Он бросил разделывать рыбу и прибежал сюда. Странно…

— Он же китаец! — Виталий снова рассмеялся. Вдруг с противоположной стороны кают-компании открылась дверь и зашла готка Сабина. Увидев Дмитрия, она недовольно фыркнула, развернулась и вышла, громко стукнув дверью.

— Это к тебе она приходила? Тебе не стыдно? Дарик наш друг, он в нее влюблен! — возмутился Дмитрий.

— Втрескался, дурак! Он ей на один зуб. Его спасать надо, а не потакать его дурости!

— Интересный способ его спасения ты нашел.

— Главное — конечный результат, а не то, как он достигается. Пошли наверх — она уже не вернется. Тебя Лера, наверное, ищет.

Наверху веселье было в самом разгаре, только Дарик, выпив лишнего, кунял в шезлонге. Все гости, в том числе Сабина, находились здесь.

Лера подошла к Дмитрию и вопросительно посмотрела на него.

— «Призрак» сбежал, не знаю куда и не догадываюсь, кто это. Ты разглядела ее лицо?

Лера отрицательно покачала головой.

— Она резко развернулась и все время шла вполоборота ко мне, скрывая лицо, словно зная, что за ней наблюдают. Жаль, что тебе не удалось ее догнать.

— Внизу я встретил Виталика — он пил там виски. — О том, что видел Сабину, Дмитрий решил промолчать. — Ты не обратила внимание, все женщины были тут, на палубе? На яхте других женщин, кроме наших, нет. Трудно представить, что кому-то из них пришло в голову надеть на себя свадебное платье. Из блондинок у нас только Муся и Стелла. Стелла не подходит по комплекции, да и Муся для этой роли не годится, хотя она довольно худая. Подошли бы Сабина и Таня, но обе они брюнетки.

— А если светлый парик? — предположила Лера.

— С Сабиной мы только познакомились — с чего ей это вытворять? И просто невозможно представить, чтобы такое отчебучила Таня. Человек, который надел платье, должен был знать историю с Аленой и иметь отношение к появлению платья на яхте. Из моих друзей Алену знали Лазарь, Дарик и Виталий.

— А если предположить, что это затея Дарика и он специально взял для маскарада Сабину?

— Каким образом Дарик подложил бы свадебное платье в наш чемодан? — Дмитрий вспомнил, как Сабина показалась в кают-компании из противоположной двери. — Сабина отпадает, разве что тут замешаны трое: Виталий, Дарик и она. На Виталика это очень похоже, тем более я его встретил внизу. Спрашивается: для чего ему это? Напугать? Развлечь?

Дмитрий вспомнил, что, когда проталкивался сквозь толпу танцующих, ясно видел беседующих у бортика Виталия и Мусю.

— Виталий был на палубе, когда мы наблюдали за «призраком» на носу судна. Возможно, этот маскарад он срежиссировал и наблюдал со стороны за нашей реакцией. В противном случае надо поверить в сверхъестественное: что это был настоящий призрак, — раздраженно произнес Дмитрий.

— Почему бы и нет? — вздохнула Лера. — По крайней мере, не пришлось бы напрягать мозги, думая, кто это затеял и для чего. Платье реальное, но ведь эта девушка привиделась мне в зеркале, и не один раз. Думаю, что без темных сил, которые я пробудила, тронув идола, не обошлось.

— Платье! — спохватился Дмитрий. — Надо узнать у Виталия, куда он платье дел, — ведь оно осталось у него!

— Ты думаешь, что на ней было то самое платье?

— Не думаю, что на яхту попала целая коллекция свадебных платьев. По крайней мере, ответ Виталика опровергнет или подтвердит предположение.

— Что это нам даст?

— Не знаю, но что-то делать нужно.

В это время вечеринка вошла в фазу, когда парочки стали потихоньку покидать танцпол, направляясь в каюты, и палуба почти опустела. Только Олег с Таней, обнявшись, топтались под медленную музыку. Виталий и Сабина о чем-то горячо спорили, в двух шагах от них спал Дарик, запрокинув голову и широко открыв рот, словно в ожидании, что посыплется манна небесная. При приближении Дмитрия оба спорящих замолчали, Сабина окинула его враждебным взглядом.

— Сабина, вы не будете возражать, если я на пару минут украду вашего кавалера?

— Он не мой кавалер. Мой дрыхнет!

— Это не проблема. — Дмитрий подошел к Дарику и растолкал его.

— Что?! — выпучив глаза, вскрикнул Дарик.

— Твоя дама никак не дождется, чтобы ты проводил ее в вашу каюту, — пояснил Дмитрий.

— Я спал?! — горестно воскликнул Дарик. — Сабиночка, прости меня! Тут воздух пьянит!

— А еще больше — виски! — усмехнулась Сабина. — Пошли, кавалер, на боковую в каюту, как нормальные люди.

— Это все дайвинг, — посетовал Дарик, вскочив с шезлонга и устремляясь за девушкой, с гордым видом следовавшей к лестнице.

— Виталий, где платье, которое занесли к тебе в каюту?

— Там и лежит — ты же не сказал, что с ним делать. Лера хочет его примерить?

— Это глупая и плохая шутка. Если ты не будешь против, идем, посмотрим на него.

— Лучше заберите его себе — у меня со свадьбой связаны плохие воспоминания.

Вдруг ожила громкая связь, голос капитана что-то произнес по-арабски и сразу смолк.

— Нам желают спокойной ночи? — пьяно улыбнулся Виталий. — Впервые за все то время, что мы находимся на борту яхты.

— Тут что-то другое. У арабов «спокойной ночи» — «тисбах аля хейр». Это я знаю.

Когда они спустились по винтовой лестнице на вторую палубу, музыка смолкла.

— Я был прав! — рассмеялся Виталий.

В каюте Виталий подошел к встроенному шкафу, открыл дверцу, и на его лице отразилось удивление. Он стал последовательно открывать все дверцы шкафов, хотя и так было понятно, что платье исчезло.

Дмитрий терпеливо ждал, когда Виталий закончит безнадежные поиски, и лишь тогда спросил:

— Где же платье?

— Не знаю, кто мог его взять! Ты же видел, что каюта была закрыта на ключ. Единственное предположение — кто-то из команды. Каюты убирает стюард Гафур, так что логично спросить у него, ведь ключа больше ни у кого нет.

— Утром представится такая возможность.

Дмитрий и Лера отправились к себе в каюту. По дороге Дмитрий сказал:

— Мне кажется, Виталий что-то темнит, недоговаривает. Слишком много совпадений связано с ним, да и подменить платье в твоем чемодане из всех присутствующих на яхте мог только он.

— После стольких лет дружбы, совместного бизнеса, не говоря уже о родстве, ты перестал ему доверять?

— Бывает, что время меняет человека не в лучшую сторону.

<< | >>
Источник: Сергей А. Пономаренко. Темный ритуал. 2015

Еще по теме 10:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности