8

В темноту бессознания Дмитрия проникли мужские голоса, монотонно произносящие что-то на арабском языке, глухо доносящиеся, словно через стенку.

Он узнал голос Махмуда, всплыли картины колдовского ритуала, он понял, что в чай, скорее всего, было подмешано снотворное.

— Где Лера?! — воскликнул Дмитрий, пытаясь встать, но тело окоченело и плохо слушалось.

Он с трудом сел, ощутил, что находится на чем-то мягком, ворсистом. Чтобы восстановить кровообращение и согреться, он стал растирать ладонями предплечья, грудь. Все вокруг обволакивала непроглядная тьма, и до слуха глухо доносился голос Махмуда, произносящего молитву. Чьи-то руки обняли его сзади за шею, он ощутил жаркое дыхание, и знакомый голос тихо произнес ему на ухо:

— Я здесь, любимый, все уже позади.

— Где мы?

— Ты очень крепко спал. Али установил шатер для нас.

— Они усыпили меня!

— Махмуд пояснил, что ты не должен был видеть весь магический ритуал. Я сама ничего не помню из него. Пришла в себя, когда жреца тут уже не было. Махмуд вместе с Али перенесли тебя внутрь шатра. Мне спать не хотелось, было очень холодно. Как только начало светать, Махмуд и Али покинули шатер и стали читать молитву.

Голоса Махмуда и Али несколько раз произнесли: «Ла иллаха иллаллах!» — и смолкли.

— Пора пообщаться с нашим гидом! — решительно произнес Дмитрий.

Лера задержала его, прижавшись к нему, и прошептала:

— Любимый! Не ссорься с Махмудом — он сделал все, что от него зависело и что он мог. Через несколько часов мы навсегда распрощаемся с ним и с этой страной.

— Хорошо, только ради тебя! — Дмитрий, откинув входное полотнище, выбрался из шатра.

Было светло, словно днем, хотя только стало всходить пурпурное солнце. В этом южном крае сумерек практически не бывает, смена тьмы и света заняла всего несколько минут. Али возился с большим тюком, увязывая скатанные молитвенные коврики — саджжады — и металлический кувшин, предназначенный для омовения перед намазом. Махмуд с тревогой всматривался в даль, где поднималось и росло буро-красное облако.

— Там что, пожар? — спросил Дмитрий, хотя его буквально распирало от желания задать совсем другие вопросы.

— Хабуб тэкиэль! — сказал Махмуд и тут же перевел: — Сильная буря. Нежелательно, чтобы она настигла нас в пути. Надо будет переставить и укрепить шатер, Али должен найти убежище для верблюдов.

Махмуд повернулся к Али и стал с ним разговаривать на арабском, они даже поспорили. Затем Махмуд пожал плечами и объяснил Дмитрию ситуацию.

— Али считает, что хабуб поменяет направление и уйдет в сторону и мы можем сейчас отправиться обратно в Карим. Иншалла! Надеюсь, что так и будет. Как чувствует себя мэм?

— Что сказал жрец? Он помог Лере?

— Относительно своей жены можешь не волноваться, слава Аллаху, с ней все будет в порядке! Хаза нэссиб!

— Ты так многозначительно сделал ударение, что можно понять это как «не все хорошо»!

— Жрец избавил от тени прошлого твою жену, но он не смог помочь тебе. Он оказался бессилен из-за твоего неверия.

— Ты хочешь сказать, что теперь мне будут являться в зеркале страшные видения? У меня нервы покрепче, чем у Леры, и фантомами вроде выползающих из зеркала кобр меня не испугать!

— Как проявит себя твоя тень прошлого, известно лишь Аллаху! Опасность от тени прошлого не мнимая, а реальная. Я, что мог, сделал. Теперь все в руках Аллаха! Пусть Аллах тебе ниспошлет удачу и силы!

Из шатра показалась Лера и, радостно улыбаясь, поблагодарила Махмуда:

— Я вам очень благодарна! Дима вас отблагодарит более существенно, выдаст премию за ваши труды.

Лера выразительно посмотрела на мужа, и тот выдавил из себя:

— Обязательно будет премия.

Махмуд с довольным видом склонил голову:

— Я рад, мэм, что оказался вам полезен!

— Удивительно, почти всю ночь не спала, а чувствую себя бодрой и отдохнувшей, — весело произнесла Лера.

— Если пожелаете, можем поехать в Эль-Курру и ознакомиться с некрополем. Тамошние пирамиды меньше этих, но гораздо древнее, там находится захоронение первого нубийского фараона — Пианхи. Построены эти пирамиды по другому принципу: из глины и камня, без надземных помещений. Погребальные камеры вырублены в скальной породе. Или можем съездить в Старую Донголу и посетить коптский христианский храм с мраморными колоннами.

— Я думаю, что уже достаточно экскурсий, ведь до Порт-Судана дорога неблизкая?

— Предстоит вновь пересечь пустыню и вернуться к Атбару, а там вполне приличное шоссе приведет прямо в Порт-Судан. Займет не менее двенадцати часов.

— У-ух! — тяжко вздохнула Лера и поддержала мужа, оптимистически заявив: — В следующий раз, когда мы приедем на более продолжительное время, обязательно побываем в тех местах. Поехали в гостиницу, позавтракаем — и к морю!

— Если Али не ошибся в прогнозе относительно направления хабуба и если это будет угодно Аллаху!

Песчаный ураган-хабуб, смертельный бич жителей пустыни, и в самом деле изменил направление, ушел в сторону, так что караван благополучно добрался до Каримы.

Обратная дорога через пустыню Байюда показалась уже не такой долгой. Вновь со всех сторон путешественников окружала скалистая пустыня с редкой растительностью, в основном с неприхотливыми акациями, чередуясь с волнистой поверхностью желтых песков. То и дело возникали вдали зубчатые гребни невысоких гор и вскоре исчезали. Солнце в бессильной ярости испускало на землю смертоносные лучи, словно хотело оставить тут навсегда незваных гостей, но джип уверенно преодолевал все препятствия.

— Я вот подумала, глядя на пустыню: что случилось бы, если бы наш джип вдруг заглох? — поинтересовалась Лера, в очередной раз открывая термос с холодным каркаде, чтобы утолить жажду. — За все время, кроме вчерашнего автобуса, мы не видели в пустыне другого транспорта.

— Упаси Аллах от этого! — воскликнул Махмуд. — Ничего хорошего — пришлось бы провести несколько часов на жаре, но не умерли бы — запас воды у меня есть, без него в пустыню не отправляюсь. Автомобили, автобусы тут ездят постоянно, может, не так часто, но и не так редко, как вы предполагаете.

После лунных пейзажей пустыни возвращение к берегам Нила наполняло путешественников сладостными чувствами. Теперь то и дело встречались поля, оросительные каналы, тенистые рощи финиковых пальм, фруктовые сады. Паромщик кивнул пассажирам джипа как старым знакомым, что-то спросил у Махмуда. Тот ответил, и оба они залились смехом.

— Что он сказал? — поинтересовался у гида Дмитрий.

— Паромщик спросил меня о тебе: «Он богатый человек?» Я сказал, что да, очень. Тогда паромщик пошутил: «В жизни надо либо копить деньги, либо их тратить. У одного человека не хватит времени на то и на другое».

— Что тут смешного? Не пойму!

— Нам тоже не всегда понятно, над чем смеются приезжие европейцы.

После Атбара дорожное покрытие улучшилось, перейдя в дальнейшем в отличное асфальтированное шоссе. Стало больше автотранспорта, вдоль дороги то и дело мелькали небольшие поселки, хотя и пустыня не полностью сдала позиции, то и дело чередовалась с полями, садами. Дмитрий почувствовал, что усталость берет свое, и не заметил, как уснул.

Тяжелый сон не принес ему отдыха, а лишь поспособствовал появлению головной боли. Путешественники сделали небольшую остановку в придорожной харчевне, но голодным оказался лишь Махмуд. Дмитрий и Лера удовлетворились тем, что поковыряли разрекламированное гидом местное блюдо асада, приправленное медом, и выпили чай. И снова потянулась бесконечная дорога с безрадостным пейзажем, лишь иногда разбавляемым зеленью пальмовых рощ и садов.

То, что они приближались к портовому городу, путники почувствовали, как только шоссе превратилось в автобан с великолепным покрытием, с тремя полосами движения в каждую сторону. Но когда въехали в город, несмотря на его вечернюю иллюминацию, он не произвел особого впечатления. В основном здесь были старые двухэтажные дома, не всегда в хорошем состоянии, и мало зелени по сравнению с Хартумом. Лера категорически отказалась от предложенной Махмудом экскурсии по городу, попросив ехать прямо в порт. Дорога в Порт-Судан очень утомила, и путешественники, поскольку уже был поздний вечер, желали отдохнуть. Сразу ехать в порт было нельзя — следовало получить документы, разрешающие доступ туда, которые Махмуд заказал из Хартума. Пока гид занимался этим, у Дмитрия и Леры появилась возможность пройтись немного по набережной, ощутить вечернюю прохладу и запах моря.

Во всех приморских городах, когда наступает вечер, набережная становится более оживленной, словно магнитом притягивая к себе людей. Тут каменная набережная, поднятая метра на три над морем, поражала не своим обликом, пальмовой аллеей, а необычным зрелищем. Вдоль ажурного металлического ограждения в расслабленных позах, лежа и сидя на красочных ковриках самых разных размеров и расцветок, целыми группами расположились местные темнокожие жители. Они оживленно и громко разговаривали. Из-за них невозможно было подойти к парапету, чтобы смотреть вниз, на море. Дмитрий и Лера все никак не могли надышаться влажным морским воздухом после сухости пустыни, наблюдая за далекими огнями порта, откуда доносился грохот работающих даже в это позднее время кранов.

— Можем ехать, пропуска-пермиты имеются, — сообщил подошедший Махмуд. — Яхта ожидает в сухогрузном северном порту Шамаль Мина. А вон там огни южного порта Жануб Мина. Можно даже заметить очертания элеватора.

Не прошло и пятнадцати минут, как путешественники оказались у причала, где была пришвартована круизная яхта «Барракуда», арендованная Дмитрием для празднования годовщины свадьбы. Белоснежная трехпалубная красавица, в ее остроносой форме читались легкость и стремительность, она сияла разноцветными праздничными огнями, а с ее борта доносилась музыка. Вид судна вызвал бурный восторг у Леры.

— Боже мой! Она настоящее чудо! Я ее полюбила с первого взгляда! — Лера радостно запрыгала на месте, затем бросилась Дмитрию на шею, поцеловала его.

— Какой ты молодец! Так здорово придумал! Если бы я увидела ее раньше, то мы не поехали бы в пустыню! Разве можно сравнить ласковое море и жаркие, сухие пески?

— Рад, что хоть в этом угодил, — кивнул довольный Дмитрий.

— Я хочу подняться на борт! Идем скорее! — нетерпеливо произнесла Лера, пытаясь тянуть мужа за руку.

— Минутку, надо рассчитаться с Махмудом.

— Ах, да! Не забудь выдать премию, как обещали. И не скупись, пожалуйста!

Дмитрий повернулся к гиду и вытащил портмоне.

— Вот оговоренная сумма и еще две тысячи баксов в качестве премии. Ты доволен?

— Благодарю вас! Пусть Аллах вам поможет приятно провести отдых на яхте! Для меня важно, чтобы клиенты были довольны. — Махмуд качнул головой. — Я хотел бы услышать ваше мнение о путешествии, ведь во время него произошли нехорошие события.

Дмитрия подмывало сказать много неприятного Махмуду, но присутствие Леры его сдержало. Ведь она обязательно станет на защиту гида, и ее чудесное настроение испортится. За все время пребывания в Судане он впервые видел ее такой радостно возбужденной.

— Ты сделал что мог, и у меня нет к тебе претензий. Ты вполне заслужил эти деньги. Возьми и прощай!

— Пусть Аллах вас бережет в пути. Счастливого плавания! Не знаю почему, но мне кажется, что мы с вами еще встретимся.

Дмитрий молча махнул рукой, подумав: «Не дай мне бог еще раз приехать в эту страну колдовства, убийственного солнца и песков!» Подхватив Леру под руку, он быстрым шагом направился по причалу к спущенному с яхты гидравлическому трапу, возле которого стоял желтолицый матрос-китаец.

— Димон! — раздался истошный крик с яхты, и раньше, чем Дмитрий и Лера подошли, по трапу быстро сбежал высокий, спортивного вида мужчина в коротких шортах и тенниске кремового цвета. На голове у него был пробковый шлем.

Он сразу принялся обнимать Дмитрия, обдав запахом алкоголя, затем переключился на Леру, легко подхватив ее под мышки, завертел каруселью, так что у той перехватило дыхание.

— Виталька, отпусти! — завизжала она.

Прокрутившись несколько раз вокруг своей оси, мужчина остановился и бережно помог принять Лере устойчивое вертикальное положение, так как она не сразу пришла в себя. Несмотря на то что Виталий был всего на год младше Дмитрия, выглядел он гораздо моложе своего возраста, лет на десять. У него было приятное открытое лицо, в каштановых волосах не было ни одного седого волоска.

— Как я рад, что мы снова вместе! Как ваше путешествие по пустыне? Впечатлило? — Виталий постучал себя кулаком по пробковому шлему. — Нравится? Для тебя у меня есть такой же.

— Путешествие впечатлило, — многозначительно произнес Дмитрий. — Давай позже, за стаканчиком виски, все тебе расскажем. Распорядись, чтобы забрали наш багаж из джипа и перенесли на яхту.

— Ли, ты слышал? Давай, выполняй, шевелись! — приказал Виталий китайцу по-русски.

— Слушаюсь, босс! — с заметным акцентом произнес китаец.

— Вот босс приехал, а меня можешь называть шефом!

— Он что, русский знает? — поразилась Лера.

— Единственный из экипажа. Он выполняет функции и стюарда, но в основном — кока. Вся остальная команда, включая капитана, — египтяне, большинство из них более-менее владеет английским.

На правах гида Виталий провел Дмитрия и Леру по трапу на открытую купальную палубу. Здесь стояли на подставках два гидроцикла и два надводно-подводных буксировщика сибоб.

— Ой, класс! — восхитилась Лера.

Виталий с воодушевлением и знанием дела знакомил их с судном:

— Длина яхты 150 футов, ширина — 30!

— Солидно! — кивнул Дмитрий.

— Купальная палуба, как и трап, — гидравлические, опускаются, когда надо спустить на воду гидроциклы. Посмотри на отделку палуб — везде тик! По нему приятно ходить босиком — словно по ковру идешь. Ощущение — супер! Пройдем на кокпит!

Вслед за Виталием Дмитрий и Лера поднялись по ступенькам и оказались на просторной открытой площадке, где обнаружился овальный деревянный стол, окруженный красивыми кожаными диванами, персон на двадцать.

— Это кормовая палуба. Идем дальше! — Виталий провел их по длинному коридору, по ходу объясняя, что находится за закрытыми дверьми: — Слева камбуз, китаец готовит вполне прилично. Справа — технические помещения, это вам не нужно.

В конце коридора показались стеклянные двери, автоматически раскрывшиеся при их приближении, открыв доступ в просторное помещение с небольшими удобными диванчиками, расположившимися вокруг нескольких столов, а на стене, свободной от иллюминаторов, висел огромный экран.

— Это кают-компания, а вот и бармен, — указал Виталий на кудрявого желтолицего парня в белой тенниске с черной бабочкой, стоящего за барной стойкой, украшенной светодиодными гирляндами с бегающими огнями, как на новогодней елке. Бармен протирал белой салфеткой сверкающие чистотой бокалы. — Друзья, не желаете ли выпить?

— Мысль неплохая! — оживился Дмитрий.

— Абдулла — виски! — скомандовал Виталий и направился к барной стойке.

У бармена в руках мгновенно появилась бутылка виски, он ловко и быстро налил в граненые стаканы на палец светло-коричневого напитка.

— Так не пойдет, Абдулла! — ухмыльнулся Виталий, неожиданно выхватил у него из рук бутылку и вернулся к Дмитрию.

Бармен застыл, не зная, как реагировать на подобный поступок гостя.

— Димон, желаешь из стакана или из горла? Думаю, что в Судане тебя жажда по крепким напиткам замучила.

— Мальчики, я понимаю, что дальше последует, но я хотела бы попасть в нашу каюту, принять душ и переодеться, — недовольно сказала Лера.

— Мадам, тогда вам на вторую палубу — там две каюты класса сьют, возле рулевой рубки. У вас там имеется тропический душ. — Виталий ухмыльнулся. — Ваш багаж, прибывший из Киева, тоже там. Его охраняет Стас. Сейчас ему позвоню, и он тебя отведет, пока мы с Димоном перекинемся парой слов. Не обидишься, Лера, если мы тут посекретничаем?

— Виталя, вызывай Стаса, — нахмурившись, произнесла Лера и строго сказала мужу: — Дима, я жду тебя в каюте через полчаса!

Через минуту в кают-компании появился запыхавшийся молодой человек с набриолиненными волосами, в костюме и при галстуке.

Наряд весьма необычный для жарких тропиков. Он поздоровался и скромно застыл у двери.

— Стас, проведи Валерию в ее каюту. Ну, и будь там на подхвате. Что, я зря тебя сюда вызвал?

— Мальчики, не увлекайтесь. — Лера кивнула на бутылку виски, гордо выпрямилась и направилась к выходу. — Стасик, показывай дорогу!

Дмитрий взял бутылку и, не отрываясь, сделал несколько глотков. Пить виски прямо из бутылки у них с Виталием было неким ритуалом, сложившимся в те далекие годы, когда они только начинали общий бизнес. После первой удачной операции радостный Дмитрий купил литровую бутылку виски (для них в то время верх шика!), три лимона и принес все это в их «офис» — нелегально арендованную комнату в студенческом общежитии. Из мебели там стояло два старых однотумбовых поцарапанных канцелярских стола, три ветхих, скрипевших стула и небольшой железный ящик вместо сейфа — презент от коменданта общежития. А вот стаканов у них не оказалось, как и желания пойти их одолжить. Они выпили бутылку виски прямо из горлышка, передавая ее друг другу, закусывая только лимонами, и в итоге не смогли в тот вечер уйти оттуда, заснули прямо за столами. Затем это у них превратилось в традицию, связанную с важными событиями, когда они отмечали их только вдвоем. Но литр виски они больше не пытались таким образом одолеть.

— Что делается на Большой земле? — поинтересовался Дмитрий, имея в виду дела корпорации.

— Все идет по плану, никаких проблем. Борис на хозяйстве, если будет что срочное, выйдет на связь. Не переживай, Димон. Проверим эффективность работы звеньев нашей корпорации — все должно работать как часы в наше отсутствие. Если произойдут сбои, значит, в структуре управления что-то недоработано и надо делать выводы, принимать кадровые решения.

— Ладно, Виталя, не будем говорить о работе, когда впереди торжество. Гости все собрались?

— Все до одного — шесть пар и только я один.

— Неужели Логовские решились приехать?

— Это что! Дарик разводится и сюда приехал с новой пассией — Муся Логовского отдыхает! Увидев ее, даже я был шокирован! Не буду больше рассказывать — сам увидишь!

— Где же они?

— Когда я увидел, что вы подъехали к причалу, попросил их временно разойтись по каютам. Они расположились на первой и второй палубе. Сейчас яхта отчалит, и ровно в полночь гости соберутся здесь, в кают-компании. Поздравят вас и вручат подарки — это официальная часть. Затем мы перейдем на третью, верхнюю палубу и начнем веселиться. На свежем воздухе будет же лучше, чем в помещении? Есть еще вариант празднования — на кормовой палубе. Там тоже неплохо, ты видел, но наверху интереснее. Как твое мнение?

— По правде говоря, мы рассчитывали сегодня отдохнуть, дорога была слишком длинной и утомительной. Лера очень устала.

Корпус яхты задрожал мелкой дрожью — заработали двигатели.

— Старый, какой отдых?! Будем праздновать, бухать ночью, пока прохладно и не надо прятаться под кондиционеры. А днем насладимся прелестями Красного моря. Впереди ожидают чудесные безлюдные острова и супердайвинг! Мальдивы отдыхают! Выспишься дома!

Ощутимый толчок — и яхта начала медленно двигаться, слегка покачиваясь.

— Мы уже выходили в море. За два прошедших дня на яхте даже у Логовских выработалась морская походка — раскорякой, хотя мы и легкого штормика не испытали.

— Не сглазь со штормами — может весь отдых пойти коту под хвост!

— Не волнуйся, погода ожидается чудесная, это я тебе говорю как заядлый путешественник и в прошлом альпинист. Непогоду я спинным мозгом чую! Как тебе путешествие по Судану?

— Сейчас даже смешно говорить, но пришлось немного поволноваться. Там такое произошло…

Двери открылись, и показался взъерошенный Стас, он испуганно посмотрел на Дмитрия.

— Чего тебе? — недовольно крикнул Виталий.

— Прошу прощения, — забормотал молодой человек. — Валерия Евгеньевна просит Дмитрия Петровича срочно подняться в их каюту.

— Что за срочность? — строго спросил Дмитрий.

— Я был на палубе, возле рулевой рубки, смотрел, как…

— Короче! — зло выкрикнул Дмитрий.

— Дверь каюты открылась, и на палубу выбежала Валерия Евгеньевна…

— Еще короче!

— Она была очень расстроена и даже вроде как напугана… Она не сказала причины.

— Идем! — Дмитрий отставил бутылку и решительно направился к выходу, попутно бросив Виталию: — Похоже, чудеса продолжаются.

— Я с тобой! — подхватился Виталий. — Вдруг потребуется помощь друга.

Каюта состояла из нескольких помещений: небольшого холла с мягким диванчиком и столиком, на котором стоял поднос с живописной горкой тропических фруктов; просторной спальни, где центральное место занимала огромная двуспальная кровать. В противоположном от входа углу была полуоткрыта дверь в ванную. В глухую стену были вмонтированы шкафы для одежды и других вещей, а напротив находилось огромное окно вместо иллюминатора, сейчас наполовину зашторенное. На кровати были разбросаны женские наряды, среди которых выделялось белоснежное подвенечное платье. Лера стояла у окна, глядя вдаль, и нервно барабанила пальцами по узкому подоконнику. Она обернулась, лицо у нее было растерянное и испуганное.

— Здорово! Идея неплохая! — восхитился Виталий, указав пальцем на шелковое свадебное платье.

— Что это означает, Виталя?! — произнесла явно расстроенная Лера, также указав на платье. — Откуда оно взялось и где мое вечернее?

— Может, когда собиралась, перепутала? — Дмитрий понял, что сейчас главное успокоить жену. — Или горничная по ошибке сунула в чемодан не то, которое надо было?

— ЭТО НЕ МОЕ ПЛАТЬЕ! — отчеканила каждое слово Лера. — Как чужое платье могло попасть в мой чемодан, который находился в нашем доме? Вещи укладывались в моем присутствии!

— Может, перепутали багаж в аэропорту? — предположил Виталий. — Я не присматривался к чемоданам. Сейчас позову Стаса — он занимался вашим багажом.

— Нет моего нарядного вечернего платья, его сшили специально для этого торжества! Выходит, кто-то специально вынул из чемодана мое платье и всунул это! Для чего?! Только посмотрите на эту безвкусную брошь с лебедями! Это не мой стиль! И платье — дешевка!

Дмитрий во все глаза смотрел на свадебное платье, ему оно показалось знакомым. Это его даже позабавило — человек он наблюдательный, но не до такой же степени, чтобы запоминать платья чужих невест. Самая «свежая» свадьба с его участием была его собственная, но Лера утверждала, что это чужое платье. Он ничего не понимал: платье ему казалось знакомым, а он ведь забыл, в каком платье была на свадьбе Лера! Не помнит платья своей молодой жены, а чужое ему кажется знакомым?! Смех, да и только! Чужой невесты?! В голове словно выстрелило, и по спине потек пот. Он вспомнил ЭТО платье! ЭТУ брошь с лебедями! И кому оно принадлежало! Его бросило в жар. Несмотря на прохладный кондиционированный воздух помещения, по спине Дмитрия продолжал течь пот. «Этого не может быть! Ведь прошло более чем полтора десятка лет!»

— В чем я выйду к гостям?! — с истерическими нотками в голосе воскликнула Лера.

— Леруся, вон лежит с полдюжины платьев, — успокаивающе произнес Дмитрий, а внутри у него все дрожало, в голове теснились мысли: ритуальный идол, месть мертвеца, испугавшее Леру чужое лицо в зеркале, колдовской ритуал, предупреждение Махмуда о мести мертвеца из прошлого, и теперь ТО САМОЕ ПЛАТЬЕ!

Он резко помотал головой, словно это могло помочь избавиться от назойливых мыслей. Дмитрий всегда пытался найти логику в поступках людей и событиях. А здесь — какая-то чертовщина! Если в Судане, вполне возможно, пакостили им сверхъестественные силы, то тут явно дело рук реального человека! Тому доказательство вполне материальная вещь — это платье из его прошлого. События в Судане и это платье никак не могли быть связаны между собой! Нет, это платье не может быть тем самым платьем! Это глупый розыгрыш!

— Я специально приготовила для этого случая вечернее платье, ты его еще не видел! — со слезами на глазах воскликнула Лера.

— Любимая, приходится принять факт непреодолимой силы, что того платья здесь нет. Подбери что-нибудь из имеющегося. Если хочешь, мы можем вернуться в порт, и завтра ты купишь себе в городе новое платье.

— Упаси боже снова вернуться туда! — испуганно воскликнула Лера. — За то время, что мы были в Судане, я натерпелась столько, что одних воспоминаний хватит на всю оставшуюся жизнь!

— Если не возражаешь, любимая, я возьму с собой это платье, чтобы оно не мозолило тебе глаза.

— Сделай милость! Не желаю его видеть!

Дмитрий осторожно взял подвенечное платье и вместе с Виталием вышел из каюты.

— Ты узнал его? — шепотом спросил Дмитрий.

— С чего бы я должен был его узнать? Когда я женился, моя невеста была в обычном платье, а не в свадебном.

— Где твоя каюта?

— Рядом с вашей, только с другой стороны.

Когда они стали обходить рубку, за стеклом кабины бородатый мужчина в белой рубашке с короткими рукавами и желтыми шевронами махнул им рукой, явно намереваясь выйти к ним, но Виталий жестом показал, что не надо этого делать.

— Это кэп. Хотел с тобой познакомиться, — пояснил Виталий.

— Еще будет время, — задумчиво произнес Дмитрий, в его голове зароились воспоминания.

В тот день, шестнадцать лет тому назад, Дмитрий заехал домой днем, открыл ключом дверь. Услышав шум в гостиной, он тихонько прошел туда. Посреди комнаты в развевающемся подвенечном платье радостно кружилась Алена, то и дело наталкиваясь то на стулья, то на стол. В сторонке стояла ее мама, Маргарита Львовна, плотно сжав тонкие губы, и с недовольным видом наблюдала за чудачествами дочери.

— Алена, прекрати! Не дай бог зацепишь и порвешь платье!

— Мамочка, как тебе платье? Правда, чудесное?

— Оно тебе очень идет, — сказал с порога Дмитрий.

— Ой! — вскрикнула Алена и, остановившись, стала пунцовой от смущения, словно сделала что-то предосудительное.

— Дима, жених до свадьбы не должен видеть платье невесты! — учительским тоном произнесла Маргарита Львовна.

— Иначе что произойдет? — иронично улыбнулся Дмитрий.

Маргарита Львовна верила во все приметы, ходила к бабкам-знахаркам, когда ей нездоровилось, увлекалась гаданием, почитывала романы ужасов и готические. Дмитрий как-то пошутил, что, наверное, Маргарита Львовна колдовскими зельями приворожила его к своей дочери. Алена очень обиделась, и ему долго пришлось просить у нее прощения за глупую и неудачную шутку.

— Мама, прекрати! Предрассудки и правила придумывают сами люди. Не обошли вниманием и свадебный ритуал!

— Примета есть такая, — упорствовала Маргарита Львовна. — Если ее проигнорировать, то ничего хорошего молодоженов не ждет! Потому разводов полно среди молодежи, что не соблюдают старинные правила.

— Я его уже увидел, — усмехнулся Дмитрий, подошел к Алене и закружился с ней в вальсе без музыки, громко отчитывая такт: — Раз, два, три! Раз, два, три!

— Что ты застыл как столб? Заходи! — Голос Виталия прервал воспоминания Дмитрия и вернул к действительности.

Каюта была копией той, где расположились Дмитрий и Лера, вот только тут был идеальный порядок, отчего складывалось впечатление, что в ней никто не живет.

— Откуда это платье взялось? — иронично поинтересовался Виталий в обычной своей манере.

— Неужели оно так хорошо сохранилось после стольких лет? По ткани было бы заметно. Все в нашем мире подвержено старению и увяданию, не только человек. — Дмитрий, разложив платье на кровати, внимательно его изучал. — Хотя натуральный шелк… Впрочем, нет того блеска. Похоже, это то самое платье!

— Тю! Ты так говоришь, словно знаешь, кому оно принадлежит! Может, тебе известно, как оно оказалось среди вещей Леры?

— Как оказалось, не знаю, а чье было — догадываюсь. И ты это платье видел и держал в своих руках!

— Очень интересно! Кому оно принадлежит: брюнетке, шатенке, блондинке?

— Это свадебное платье Алены, — чуть ли не шепотом произнес Дмитрий.

— Алены?! — У Виталия округлились глаза. — Той самой Алены?! Твоей погибшей невесты?!

— Именно так. После катастрофы самолета тела пассажиров выдавали в запаянных цинковых гробах. Через несколько дней после похорон я обнаружил свадебное платье в шкафу.

— Вы тогда собирались полететь в Санкт-Петербург, но у тебя не сложились обстоятельства, ты не смог полететь вместе с ней, и она вылетела другим рейсом. Для нее тот рейс оказался роковым.

— Алене загорелось сделать покупки в Санкт-Петербурге, и она поменяла билет, вылетела на два дня раньше. Может, и есть в ее гибели какая-то доля моей вины, но косвенная. Я ведь ее отговаривал туда лететь, но ты помнишь, какой у нее был характер! Ее мама, Маргарита Львовна, с самого начала ко мне относилась настороженно и сочла меня прямым виновником гибели Алены.

— Поэтому ты попросил меня отдать платье ее маме.

— Вначале я сам хотел это сделать, но разговора по телефону с Маргаритой Львовной не получилось. Она была очень агрессивно настроена против меня, поэтому прибег к твоей помощи. Ты отдал ей платье?!

— Ну не себе же его оставил! Маргарита Львовна молча взяла у меня платье на пороге квартиры и сразу закрыла перед моим носом дверь. Видно, антипатия к тебе распространилась и на твоих друзей, и на родственников.

— Так ты отдал ей платье?! — словно не слыша, повторил вопрос Дмитрий.

— Ты мне не веришь?! С какой стати я хранил бы его у себя? Чтобы именно сейчас подсунуть?

— Голова кругом идет от последних событий. То, что с нами произошло в Судане, можно было бы посчитать действием темных сил, потревоженных Лерой, но тут появление этого платья! Это наводит на совсем другие мысли. — Дмитрий с подозрением посмотрел на компаньона.

— Расскажи, что с вами произошло в Судане. — Виталий насторожился.

— Началось все на рынке в Омдурмане… — Дмитрий, не вдаваясь в детали, рассказал о галлюцинациях жены и о ритуале очищения, проведенном жрецом бога Апедемака.

— Из цикла «Очевидное — невероятное». — Виталий недоумевающе покачал головой.

— Скорее ближе к «Мистическим историям». Признайся, это твой розыгрыш, Виталя?

— Мой розыгрыш?! С чего ты взял?!

— Ты знаешь, что решение логических задачек — мой конек. Не будем касаться событий в Судане, хотя я кое в чем подозреваю Махмуда, а вернемся к платью. Человек, которому я его отдал, — это ты. Человек, который мог засунуть его в чемодан, выбросив оттуда вечернее платье, — опять ты.

— Тогда у меня не все дома: хранить длительное время свадебное платье — для чего? Рассорить тебя с Лерой? Ты взрослый мальчик, и у тебя было до нее много женщин, о чем догадывается, вернее, знает твоя жена. Лера достаточно умная женщина, чтобы на основе нелепой истории вдруг приревновать тебя к давно умершей женщине. В чем смысл появления этого платья? Ты меня давно знаешь и должен понимать, что я не полный болван. Ведь, что касается платья, подозрение сразу падает на меня, и я так глупо не поступил бы.

— Мотивов нет, цели неведомы, тогда следует принять за истину, что это месть давно умершей Алены, а причина — то, что Лера ненароком коснулась идола, — с ироничной усмешкой произнес Дмитрий. — Алена отправила из загробного мира свое платье в виде предупреждения — так в древности объявляли войну: «Иду на вы!»

— Возможно, с помощью этого платья нас хотят рассорить, подстроив так, чтобы подозрение пало на меня. — Виталий пожал плечами. — Ведь понятно, что главным подозреваемым буду я. Может, это платье к Алене совсем никакого отношения не имеет?

В дверь каюты постучали.

— Кто там? Заходи! — крикнул Виталий.

Дверь открылась, и в проеме показался китаец.

— Капитана заметила, вы обронили у рубки. Она передала — красивая! — Китаец протянул фотографию улыбающейся молодой девушки с длинными волосами.

— Алена! — в один голос выкрикнули пораженные Дмитрий и Виталий.

<< | >>
Источник: Сергей А. Пономаренко. Темный ритуал. 2015

Еще по теме 8:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара
  19. Товарооборот как форма продажи товара покупателю
  20. Товарные запасы на рынке