Арбитражная практика МКАС

Так, по делу от 26 марта 2004 г. N 62/2003 иск был предъявлен фирмой из США к двум российским организациям, с одной из которых (второй ответчик) истцом был заключен 16 февраля 2001 г. бартерный контракт.
По этому контракту истец в качестве подрядчика обязывался построить объект для первого ответчика, по поручению которого второй ответчик и заключил контракт с истцом. Оплата выполненных работ по бартерному контракту предусматривалась на сбалансированной основе путем поставок истцу товаров. В связи с невыполнением в срок обязательств по поставке товаров за выполненные работы истец требовал уплаты договорного штрафа.
Первый ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать требования истца к нему, ссылаясь на отсутствие арбитражного соглашения между ним и истцом. Он заявил о том, что второй ответчик, заключая контракт с истцом по поручению первого ответчика, действовал в качестве комиссионера на основании договора комиссии, который был им представлен составу арбитража.
Истец, возражая против указанного утверждения первого ответчика, заявил, что второй ответчик, заключая с ним бартерный контракт, действовал от имени первого ответчика и, соответственно, его связывает арбитражная оговорка бартерного контракта. В доказательство обоснованности этой позиции истец представил ряд документов по исполнению бартерного контракта, подписанных в том числе и уполномоченными представителями первого ответчика.
При расхождении во мнениях сторон, заключал ли один из ответчиков бартерный контракт по поручению другого ответчика от своего имени (в качестве комиссионера) или от имени другого ответчика (в качестве поверенного), два арбитра, ссылаясь на ст. 431 ГК РФ, пришли к выводу, что следует исходить не только из буквального смысла содержащегося в договоре между первым и вторым ответчиками указания о том, что ими заключен договор комиссии и первый ответчик должен действовать в качестве комиссионера, но и из иных обстоятельств, в том числе характеризующих исполнение сторонами обязательств по контракту и последующего поведения сторон.
Соответственно, им признано, что в результате заключения бартерного контракта вторым ответчиком с третьим лицом возникли непосредственные правовые отношения и арбитражная оговорка бартерного контракта обязательна для первого ответчика. С указанными выводами двух арбитров не согласился председатель состава, подписавший решение с особым мнением, приложенным к решению
Решение по делу принимается только после исследования всех обстоятельств дела. Это означает, что, если после рассмотрения дела в процессе совещания о принятии решения международный коммерческий арбитраж придет к выводу о том, что не все обстоятельства оказались исследованными, он обязан возобновить арбитражное разбирательство и продолжить выяснение обстоятельств, имеющих значение для правильного и справедливого разрешения дела.
В Законе об арбитраже отсутствуют нормы о тайне совещания арбитров, но закрытость данного совещания предполагает, как общее правило, невозможность присутствия при принятии решений арбитражем ни сторон, ни иных лиц.
Между тем в соответствии с § 7 Регламента МКАС докладчик, который ведет протокол слушаний, вправе присутствовать на закрытом совещании состава арбитража. Однако в обсуждении вопросов, связанных с принятием решения, участвуют только арбитры, рассматривающие дело.
<< | >>
Источник: С.В. Николюкин. Международный коммерческий арбитраж. 2009

Еще по теме Арбитражная практика МКАС:

  1. Арбитражная практика МКАС
  2. Арбитражная практика МКАС
  3. Арбитражная практика МКАС
  4. Арбитражная практика МКАС
  5. Арбитражная практика МКАС
  6. Арбитражная практика МКАС
  7. Арбитражная практика МКАС
  8. Арбитражная практика МКАС
  9. Арбитражная практика МКАС
  10. Арбитражная практика МКАС
  11. Арбитражная практика МКАС