Арбитражная практика МКАС

В деле от 14 мая 1999 г. N 321/1997 по иску российской организации (заказчика) к германской фирме (подрядчику) в связи с нарушением обязательств по договору строительного подряда, заключенному сторонами 13 июля 1994 г., составом арбитров рассматривалось ходатайство представителя ответчика об отложении слушания дела для предоставления ему возможности собрать необходимые доказательства для защиты интересов его клиента.
Арбитры установили, что исковые материалы были вручены ответчику 24 августа 1998 г. Повестка о слушании дела 14 апреля 1999 г. была вручена ему 22 февраля 1999 г. Ранее дело назначалось к слушанию на 11 февраля 1999 г., о чем он был извещен. Таким образом, у ответчика не было достаточно времени для представления объяснений по существу иска и сбора необходимых доказательств. Учитывая возражение истца против отложения слушания дела, МКАС руководствовался ст. 18 Закона об арбитраже и § 34 Регламента МКАС 1994 г.
В другом деле N 41/2001 от 14 ноября 2001 г. при рассмотрении спора между бельгийской фирмой и организацией из Кыргызстана в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту, заключенному сторонами 11 июля 1995 г., вопрос о соблюдении ст. 18 Закона об арбитраже был затронут в связи с обсуждением возможности рассмотрения дела в отсутствие представителей ответчика с учетом уведомления ответчика о назначении арбитров и об арбитражном разбирательстве и отсутствия его представителей в заседании. Из анализа обстоятельств дела следует, что МКАС были соблюдены положения п. 1 ст. 3 и ст. 25 Закона об арбитраже. Полагая, что МКАС принял все необходимые меры для соблюдения процессуального права ответчика на защиту, состав арбитров констатировал, что ответчик своим процессуальным правом не воспользовался. Ответчик также не представил в суд письменную просьбу об отложении разбирательства дела. При таких обстоятельствах МКАС обоснованно пришел к выводу о том, что им полностью соблюдены положения ст. 18 "Равное отношение к сторонам" Закона об арбитраже
Принцип процессуального равенства сторон является одним из важнейших в осуществлении разбирательства в рамках международного коммерческого арбитража. Реализации указанного принципа содействуют как арбитражные учреждения, которые закрепляют его в своих регламентах, так и национальные законы об арбитраже.
Принцип конфиденциальности. Конфиденциальный (от лат. сопйёепйа — доверие) — доверительный, не подлежащий огласке, секретный.
В соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" конфиденциальность информации — обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (ст. 2).
В Российской Федерации к конфиденциальным относятся следующие сведения: о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях;
составляющие тайну следствия и судопроизводства;
связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна);
о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них;
связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и т.д.);
служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (служебная тайна).
Законодательство практически всех государств, регулируя арбитражное (третейское) судопроизводство, закрепляет в качестве одного из основополагающих начал его деятельности принцип конфиденциальности.
Конфиденциальное рассмотрение споров является отличительной чертой арбитражного (третейского) разбирательства по сравнению с государственным арбитражным процессом, где в соответствии с ч. 1 ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. В этом проявляется основной принцип арбитражного судопроизводства — принцип гласности, являющийся одной из предпосылок вынесения обоснованных и законных судебных актов.
Под принципом гласности понимается свободный доступ в зал судебных заседаний всех желающих граждан, а также их право на письменные заметки о процессе и фиксацию всего происходящего в зале судебных заседаний. Лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Однако Закон допускает исключение из принципа гласности в интересах сохранения различного рода тайны. Слушание дела в закрытом заседании возможно в случаях, предусмотренных Федеральным законом о государственной тайне, а также при удовлетворении судом ходатайства участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой и иной тайны, и в других случаях, предусмотренных федеральным законом (п. 2 ст. 11 АПК РФ).
Суть же принципа конфиденциальности, с одной стороны, состоит в том, что он главным образом защищает интересы заинтересованных в сохранении своего спора в секрете; устраняет возможность разглашения коммерческой и иной тайны, а также любой информации как о факте наличия самого спора, так и о его обстоятельствах.
С другой стороны, конфиденциальность арбитражного процесса базируется на особом доверии к избранному арбитражу, поскольку отношения конфиденциальности между спорящими сторонами и арбитрами создают условия восстановленного и более полного разрешения арбитражного конфликта. Таким образом, конфиденциальность следует рассматривать в двух аспектах: как негласность самой процедуры и как сохранение в тайне информации, полученной в ходе арбитражных слушаний.
Действующий Закон об арбитраже не содержит норм, упоминающих о конфиденциальности проведения арбитражного разбирательства. Таким образом, Закон обходит стороной этот принципиально важный вопрос, что позволяет говорить о неком противоречии со смыслом арбитражного (третейского) разбирательства, а также об отсутствии защиты информации, полученной при рассмотрении дела.
Реализация принципа конфиденциальности третейского разбирательства отражена в ст.
ст. 18, 22 и п. 4 ст. 27 Закона о третейских судах. Анализ совокупности этих норм позволяет сделать вывод о том, что гласность третейского разбирательства по общему правилу исключается. Так, в соответствии с Законом о третейских судах третейский судья не вправе разглашать сведения, ставшие известными ему в ходе третейского разбирательства, без согласия сторон или их правопреемников, а также третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших известными ему в ходе третейского разбирательства (ст. 22).
Регламенты практически всех арбитражных центров исключают присутствие публики в заседаниях арбитражного суда, запрещая доступ посторонних лиц и распространение информации о делах в средствах массовой информации, а также существенно ограничивают возможность ознакомления с архивами. Например, в ст. 34 Регламента международного арбитража ААА закреплено положение, в соответствии с которым конфиденциальная информация, сообщаемая сторонами или свидетелями в ходе арбитражного разбирательства, не должна разглашаться арбитром или управляющим, если только стороны не договорились об ином. Кроме того, согласно Кодексу этики для арбитров при разрешении коммерческих споров, разработанному ААА совместно с Американской ассоциацией адвокатов, арбитр должен соблюдать следующие правила:
а) арбитр не вправе использовать конфиденциальную информацию, полученную в ходе арбитражного процесса, для себя лично, или для других лиц, или для нанесения вреда интересам других лиц;
б) арбитр обязан хранить конфиденциальность по всем вопросам, касающимся арбитражного процесса или решения;
в) арбитр не вправе информировать кого-либо о решении заранее, до того, как оно получено сторонами;
г) арбитр не вправе назначить себя для выполнения отдельных поручений, связанных с предметом рассматриваемого спора, в качестве получателя или доверенного лица (Канон VI).
Аналогичное правило о конфиденциальности содержится в ст. 9 Арбитражного регламента Института Торговой палаты г. Стокгольма, где указано, что институт Торговой палаты сохраняет конфиденциальность арбитражного разбирательства дела и проводит его беспристрастно, эффективно и в оперативной манере.
Не является исключением и Регламент МКАС. В силу § 25 Регламента МКАС арбитры, докладчики, назначенные составом арбитража эксперты, МКАС и его сотрудники, ТПП РФ и ее сотрудники обязаны не разглашать ставшую им известной информацию о спорах, разрешаемых МКАС, которая может нанести ущерб законным интересам сторон
Вопрос конфиденциальности отражен также в Правилах этики для профессионалов в разрешении споров, принятых Советом Общества профессионалов в разрешении споров 2 июня 1986 г., где указано, что сохранение конфиденциальности является самым важным в процессе разрешения споров.
Никаких серьезных проблем в обращении с общедоступной информацией не зафиксировано ни в теории, ни в предпринимательской практике. Иначе дело обстоит с информацией, входящей в группу ограниченного доступа, которая обладает качеством конфиденциальности: лицо, получившее доступ к ней, не вправе передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.
Здесь речь идет о сведениях, составляющих профессиональную тайну, в которую трансформировалась тайна коммерческая. Общественные отношения по поводу профессиональной тайны возникают у обладающих ею физических лиц и юридических лиц между собой, с имеющими доступ к ней работниками.
Конкретная информация обладает качеством служебной или коммерческой тайны при наличии одновременно следующих признаков. Во-первых, если она имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам. Это означает, что информация не только оригинальна и нова, но и имеет потребительскую стоимость: является товаром, представляет интерес для субъектов коммерческой деятельности, может выступать предметом купли-продажи, обмена и т.п.; во-вторых, если к ней нет свободного доступа на законном основании, а именно обладатель не обязан представлять ее на возмездной либо безвозмездной основе лицам, нуждающимся в такой информации; в-третьих, если обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности, т.е. не разглашает в средствах массовой информации, не хранит в общедоступных местах и т. п.
Однако нельзя не отметить, что обстоятельства процесса все же могут стать известными после того, как арбитры рассмотрели дело по существу, если, например, проигравшая дело сторона попытается добиться в суде отмены арбитражного решения либо когда суд рассматривает ходатайство о принудительном исполнении арбитражного решения. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 232 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству по ходатайству сторон третейского разбирательства судья может истребовать из третейского суда материалы дела, решение по которому оспаривается в арбитражном суде. Как справедливо отмечается в юридической литературе, если об истребовании материалов дела ходатайствует только одна сторона, то компетентный государственный суд не вправе истребовать соответствующие материалы третейского разбирательства <1>. Представляется, что это правило направлено прежде всего на обеспечение принципа конфиденциальности арбитражного (третейского) процесса, в рамках которого произошло рассмотрение дела. Вместе с тем если стороны отказываются заявить ходатайство об истребовании из третейского суда материалов дела, то они несут и риски, связанные с лишением компетентного государственного суда возможности рассмотреть дело в полном объеме.
Таким образом, принцип конфиденциальности рассмотрения дел является отличительной чертой арбитража (разбирательство дела в государственных судах ведется на основании принципа гласности). Принцип конфиденциальности защищает, прежде всего, интересы сторон, устраняет возможность разглашения коммерческой и иной тайны, а также любой информации как о факте наличия самого спора, так и о его обстоятельствах.
<< | >>
Источник: С.В. Николюкин. Международный коммерческий арбитраж. 2009

Еще по теме Арбитражная практика МКАС:

  1. Арбитражная практика МКАС
  2. Арбитражная практика МКАС
  3. Арбитражная практика МКАС
  4. Арбитражная практика МКАС
  5. Арбитражная практика МКАС
  6. Арбитражная практика МКАС
  7. Арбитражная практика МКАС
  8. Арбитражная практика МКАС
  9. Арбитражная практика МКАС
  10. Арбитражная практика МКАС
  11. Арбитражная практика МКАС
  12. Арбитражная практика МКАС
  13. Арбитражная практика МКАС
  14. Арбитражная практика МКАС
  15. Арбитражная практика
  16. Арбитражная практика
  17. Арбитражная практика