«Жажда денег» и имущественная поляризация общества

Достаточно многие «профессиональные экономисты» свои теоретические построения начинают с двух «аксиом»:
1) люди в условиях «рыночной экономики» действуют как эгоисты; каждый стремится заработать как можно больше денег и стать богаче (т.е.
признается, что главным движущим фактором деятельности homo economicus выступает «жажда денег»);
2) эгоистические устремления отдельных homo economicus на рынке уравновешиваются в силу того, что все хозяйствующие субъекты равны, и имеет место эквивалентность при обмене товарами, деньгами, финансовыми и нефинансовыми активами и т.п.
Если с первой аксиомой можно согласиться, то вторую следует назвать самым обыкновенным мифом. Прежде всего, хозяйствующие субъекты не могут быть равными. Различия между людьми начинаются с того, что у них изначально различные исходные имущественные позиции. И дело даже не в том, что у кого-то две пары туфель, а у кого-то — двадцать; у кого-то три автомобиля, а у кого-то нет ни одного. Речь идет о неравенстве, связанном с владением средствами производства (машины и оборудование, иные основ-ные фонды для производства товаров и услуг). Тот, кто владеет средствами производства, имеет преимущество перед тем, кто лишен таких средств производства. Первый нанимает второго в качестве работника для производства товаров и услуг. Второй самостоятельно не может производить такие товары и услуги, потому что у нет средств производства (обычно достаточно дорогостоящих). Первый человек в рассматриваемом случае — производственный капиталист, второй человек — наемный работник. Производственный капиталист является собственником не только средств производства, но также произведенных товаров и услуг. Он реализует их по цене, превышающей издержки производства. Последние складываются из материальных затрат (стоимость сырья, энергии, амортизация средств производства) и затрат на рабочую силу (заработная плата). Если абстрагироваться от материальных затрат (предположим, что они в нашем случае равны нулю), то цена оказывается больше затрат на рабочую силу, и это превышение называется «прибавочной стоимостью» (термин из марксистской политической экономии).
Прибавочная стоимость (ПС) — одно из ключевых понятий марксист-ской политической экономии. ПС — вновь созданная в процессе производства стоимость за вычетом затрат на рабочую силу. Отношение ПС к величине вновь созданной стоимости называется нормой прибавочной стоимости. Чем выше эта норма, тем выше эксплуатация наемных работников промышленным капиталистом. Однако это прежде всего эксплуатация не в сфере производства (как утверждал К. Маркс), а в сфере обмена (неэквива-лентный обмен между рабочим и промышленным капиталистом, объектом обмена выступает продукт труда рабочего).
Вот что о природе прибавочной стоимости пишет Н. Сомин: «“стричь купоны” капиталисту дает возможность не что иное, как право частной соб-ственности (на средства производства. — В. К.): оно обеспечивает присвоение им изготовленной продукции, а значит — и возможности осуществления двухкаскадной сделочной схемы (имеется в виду, что капиталист сначала заключает сделку с рабочим в виде договора о найме, который позволяет ка-питалисту получить результат труда рабочего в обмен на заработную плату; затем капиталист заключает сделку с покупателем результата труда по цене, которая превышает заработную плату.
— В. К.). Заметим, что капиталист в этой схеме участвует наподобие спекулянта — покупает результат труда рабочего и перепродает его по более высокой цене покупателю. Эта двухсделочная схема.форма эксплуатации».
Мы согласны с положениями Н. Сомина, содержащимися в данном от-рывке его интересной статьи. Но — лишь с одним уточнением. Промышлен-ный капиталист также может вносить свой вклад (наряду с рабочим) в созда-ние результата труда (произведенные товары и услуги). Яркий пример такого промышленника — Генри Форд. В этом смысле промышленный капиталист перестает быть лишь посредником между наемным работником и потребителем. Вместе с тем отметим, что на протяжении всего XX века (и в первое десятилетие XXI века) наблюдается четко выраженная тенденция превращения промышленных капиталистов из участников процесса создания товаров и услуг (со-работников) в обычных посредников.
В условиях «рыночной экономики» прибыль рождается не в сфере про-изводства, а в сфере обмена, причем обмена неэквивалентного. Прежде всего неэквивалентность возникает на уровне тех сделок, которые заключает промышленный капиталист с наемными работниками, так как цена про-изведенного ими товара (за вычетом материальных издержек) оказывается выше заработной платы, и это превышение, как мы отметили, называется «прибавочной стоимостью».
Кроме того, промышленный капиталист совершает различные сделки с торговыми капиталистами и денежными капиталистами (они же — ро-стовщики, или банкиры). Эти сделки также далеки от эквивалентности. Три группы капиталистов в разных пропорциях (в зависимости от их способно-стей) «распиливают» на отдельные «куски» прибавочную стоимость, кото-рую изначально получил промышленный капиталист.
Три «распиленных» «куска» прибавочной стоимости называются соот-ветственно: а) промышленная (производственная) прибыль, б) торговая при-быль, в) банковская прибыль (ссудный процент). Особое внимание в нашей работе мы уделим третьему виду прибыли — ссудному проценту.
Можно заметить, что при распределении произведенного богатства в «рыночной экономике» наименьшими возможностями для получения эквива-лентной доли этого богатства обладают наемные работники — в силу того, что между ними и потребителями возникают посредники в виде промышленных (производственных) капиталистов, получающих свою «маржу», называемую прибавочной стоимостью. Иначе говоря, наемные работники хронически недополучают свою долю богатства (по большому счету им должно принадлежать все богатство, поскольку лишь они участвовали в его создании).
Забегая вперед, отметим, что наибольшими возможностями для получения произведенного богатства из всех участников экономических отношений (обмена) обладают денежные капиталисты.
Таким образом, в условиях «рыночной экономики», т.е. в условиях все-общей «жажды денег», происходит неизбежная имущественная поляризация общества: на одном полюсе находятся наемные работники, на другом — де-нежные капиталисты. Промышленные и торговые капиталисты находятся между этими полюсами, причем их положение неустойчиво, часть из них со временем может превращаться в наемных работников, другая (существенно меньшая) — в денежных капиталистов.
<< | >>
Источник: Катасонов В. Ю.. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». 2013

Еще по теме «Жажда денег» и имущественная поляризация общества:

  1. «Жажда денег» и противоестественные потребности
  2. «Жажда денег» и расточительство «рыночной экономики»
  3. Кредитные деньги — «жажда денег» — разрушение экономики
  4. «Жажда денег»: «война всех против всех»
  5. «Постиндустриальное общество», или общество «финансовых услуг»
  6. Основу государства составляет общество. Общество
  7. ЖАЖДА
  8. ЖАЖДА
  9. Формула денег Космическое изобилие проявляется потоком денег в моей жизни
  10. О «божественной» природе денег (краткое введение в богословие денег)
  11. Люди сделали общество таким, каково оно есть. И когда люди возвысятся над животным началом, общество тоже избавится от своих животных проявлений
  12. Монеты. Порча денег. Представители денег
  13. ЖАЖДА
  14. ЖАЖДА
  15. Жажда рождения