загрузка...

Маршал А. Голованов

Любого человека создает обстановка. Не окажись он в нужном месте, не встреть определенных людей, не прочитай нужных книг – и не было бы такого человека. То есть человек бы, конечно, был. Но исторического деятеля могло и не получиться. А что говорить о месте рождения, о семье? Все играет роль, все переплетается, все дает свои всходы в виде взглядов, идей и поступков. Поэтому невозможно понять Сталина без внимательного изучения биографии Иосифа Виссарионовича Джугашвили[154].

Родился будущий глава Советского Союза, будущий создатель самого мощного государства в истории России 21 декабря 1879 года в городе Гори Тифлисской губернии[155]. Отец его – Виссарион Иванович – по национальности грузин, происходил из крестьян села Диди-Лило этой самой губернии. По профессии он был сапожником, впоследствии работал на обувной фабрике Адельханова в Тифлисе. Его мать – Екатерина Георгиевна – происходила из семьи крепостного крестьянина Геладзе села Гамбареули.

Для простых людей, каковыми являлись родители Сталина, грамотность и учение давали шанс выбиться в люди. А карьера на церковном поприще выглядела в Российской империи весьма привлекательно для выходцев из простого народа. Если учесть, что сохранившиеся свидетельства характеризуют мать Сталина как искренне и глубоко верующую женщину, становится понятен выбор места обучения сына. Осенью 1888 года мальчик с вполне библейским именем Иосиф поступил в Горийское духовное училище[156]. Окончив его с отличием в 1894 году, Сталин тут же поступил в Тифлисскую православную духовную семинарию. 1894 год – это год смерти императора Александра III. Это год, говоря сегодняшним языком, политической оттепели в России[157]. Проживи этот мудрый царь-миротворец еще лет десять, и, возможно, Иосиф Виссарионович Джугашвили и вправду стал бы православным священником.

Но все произошло иначе. После смерти царя марксизм и другие разрушительные идеи начали активно распространяться по империи. Как это ни удивительно, но «Тифлисская православная семинария являлась тогда рассадником всякого рода освободительных идей среди молодежи, как народническо-националистических, так и марксистско-интернационалистических; она была полна различными тайными кружками. Пятнадцатилетний Сталин становится революционером»[158]. Сам Сталин говорил, что вступил в революционное движение в пятнадцатилетием возрасте, когда связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье[159]. Учась в семинарии, Сталин активно участвует в работе марксистских кружков своего «вуза». А в августе 1898 года он и формально вступает в тифлисскую организацию Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Сталин становится членом группы «Месаме-даси» – первой грузинской социал-демократической организации. Он много и упорно работает над собой, изучая «Капитал» Маркса, «Манифест коммунистической партии» и другие работы Маркса и Энгельса. Именно в этот период закладываются основы его мировоззрения, а также привычка самосовершенствоваться и много читать. Сталин будет читать всю жизнь – самую разнообразную литературу, в отличие от многих коммунистических функционеров, которые дальше отдельных цитат из Ленина и самого Сталина так и не продвинулись.

Будучи активным марксистом, Сталин ведет пропаганду среди учащихся семинарии и рабочих. «Я вспоминаю, – говорил Сталин, – 1898 год, когда я впервые получил кружок из рабочих железнодорожных мастерских… Здесь, в кругу этих товарищей, я получил тогда первое свое боевое революционное крещение… моими первыми учителями были тифлисские рабочие»[160]. Молодой марксист пишет листовки, организует стачки, участвует в нелегальных рабочих собраниях. И его деятельность не остается незамеченной. 29 мая 1899 года его исключают из семинарии за пропаганду марксизма[161]. После исключения Сталин некоторое время перебивается уроками, а затем (в декабре 1899 года) поступает на работу в Тифлисскую физическую обсерваторию в качестве вычислителя-наблюдателя. При этом – не прекращая революционной деятельности.

В то время антигосударственные организации были весьма пестры и разнородны. Важную роль в ориентации Сталина сыграл Виктор Курнатовский – образованный марксист, один из соратников Ленина (умерший в 1912 году). По приезде в Тифлис летом 1900 года он завязывает тесные отношения со Сталиным и становится его ближайшим другом и соратником. Именно в этот момент Сталин встает в «фарватер ленинской политики», что сыграет в его жизни очень важную роль. Когда с декабря 1900 года начала выходить ленинская «Искра», молодой грузин целиком встал на ее позиции и еще активнее включился в революционную деятельность.

В августе 1900 года в Тифлисе развертывается грандиозная стачка рабочих железнодорожных мастерских и депо. В 1901 году в центре Тифлиса происходит первомайская демонстрация. Сталин – организатор и руководитель этой демонстрации, о которой в восторженном ключе написала газета «Искра». А что же правоохранительные органы Российской империи? Они ели свой хлеб не зря. И не их вина в том, что законодательство империи было преступно либерально по отношению к тем, кто готовился уничтожить «Россию, которую мы потеряли». Все революционеры будут получать «детские» сроки, будут легко бежать из ссылки, что мы не раз увидим на примере Сталина[162]. Когда же он сам встанет во главе страны, то антигосударственные силы будут получать совсем другие наказания, и бежать из сталинской ссылки не удастся ни одному серьезному государственному преступнику. «Бежать» будут только на тот свет. Но чтобы все это случилось, 21 марта 1901 года полиция должна была произвести обыск в физической обсерватории, где жил и работал Сталин.

После этого обыска Сталин перешел на нелегальное положение. Он становится профессиональным революционером, то есть человеком, для которого борьба с властью своей страны становится профессией[163]. И именно за эту борьбу Сталин, как и другие сотни «борцов», получает деньги – никакой трудовой деятельности он более вести не будет. Работа в обсерватории станет его последним местом работы перед тем, как в октябре 1917 года он войдет в первое советское правительство.

Ищут Сталина не зря. При активнейшем его участии с сентября 1901 года стала выходить «Брдзола» («Борьба») – первая нелегальная грузинская социал-демократическая газета, аналог ленинской «Искры». Сталин пишет передовые статьи. Именно в этих публикациях оттачивается знаменитый стиль сталинских выступлений и публикаций – простой и ясный[164].11 ноября 1901 года состоялась конференция тифлисской социал-демократической организации, на которой был выбран Тифлисский комитет РСДРП. В него был выбран и Сталин. Но в Тифлисе он остается очень недолго. В конце ноября 1901 года Сталин по поручению Тифлисского комитета едет в Батум, третий по величине (после Баку и Тифлиса) пролетарский центр на Кавказе, для создания там социал-демократической организации. Приехав туда, Сталин развертывает кипучую революционную деятельность. В частности, 9 марта 1902 года он организовал знаменитую политическую демонстрацию батумских рабочих, которой руководил и во главе которой сам же и шел. Полицейские тут же реагируют – менее чем через месяц, 5 апреля 1902 года, Сталина арестовывают. Пока Сталин сидит в тюрьмах Батума и Кутаиси, на свободе оформляется Кавказский союз РСДРП, куда он заочно избирается. Осенью 1903 года Сталина высылают на три года в Восточную Сибирь, в Иркутскую губернию, в село Новая Уда. 27 ноября 1903 года Сталин прибывает на место ссылки.

Именно в этой ссылке он получает письмо от Ленина. Это было первое заочное знакомство Ленина и Сталина. «Я находился тогда в Сибири в ссылке… Письмецо Ленина было сравнительно небольшое, но оно давало смелую, бесстрашную критику практики нашей партии и замечательно ясное и сжатое изложение всего плана работы партии на ближайший период», – говорил об этом сам Иосиф Виссарионович[165]. В соответствии с тогдашними «традициями» революционеров Сталин находился в ссылке недолго: 5 января 1904 года он бежит. А уже в феврале Сталин снова на Кавказе: сначала в Батуме, а потом в Тифлисе. Два года, которые он провел в тюрьме и ссылке, делают из него авторитетного революционера. Это вам не сегодняшние «борцы с режимом», которые получают по пятнадцать суток за нарушение закона о митингах и демонстрациях и о которых немедленно «беспокоится» Госдеп США…

Сталин набирает все больший авторитет в тифлисской организации, где (в том числе и под руководством Сталина) в декабре 1904 года проводилась стачка бакинских рабочих, которая продолжалась более двух недель (с 13 по 31 декабря). Закончилась она заключением первого в истории рабочего движения России коллективного договора с нефтепромышленниками[166]. Этот успех рабочего движения революционерам неинтересен. Им нужны взрыв и революция, а не улучшение жизни в стране, которое сведет на нет существующее недовольство. На подрывную деятельность в этот период из-за границы в Россию поступают большие деньги[167]. Как грибы начинают расти нелегальные типографии. Раньше ведь их не было, а теперь есть. Откуда деньги? Как в кинофильме «Бриллиантовая рука» – «оттуда». В том числе и в Тифлисе основывается такая типография, где под редакцией Сталина начинает выходить газета «Пролетариатис Брдзола», в которой многие важнейшие статьи написаны им самим. Во всех своих работах Сталин отстаивает ленинские идеи вооруженного восстания как средства свержения самодержавия и завоевания республики. Сталин обосновывает и развивает идею Ленина о временном революционном правительстве[168]. Никакие уступки правительства не могут устроить революционеров. Почему? Да потому, что их спонсорам нужны не уступки и не парламент в России, а хаос и анархия, ведущие к ее ослаблению. В 1904 году успех сопутствует Сталину и в личной жизни. Он женится на Екатерине Сванидзе, сестре своего товарища, учившегося вместе с ним в семинарии. Екатерина – скромная девушка девятнадцати лет, работает то портнихой, то прачкой, отдавая скудный заработок своему отцу[169]. К сожалению, их брак будет недолгим – Екатерина умирает от болезни, оставив мужу младенца Якова.

Несмотря на царский Манифест от 17 октября 1905 года, который ввел в России Конституцию и многопартийность, революционеры требуют большего и не успокаиваются. В этой связи весьма характерно выступление Сталина в тот же день, 17 октября, на рабочем митинге в Тифлисе: «Что нужно нам, чтобы действительно победить? Для этого нужны три вещи: первое – вооружение, второе – вооружение, третье – еще и еще раз вооружение»[170]. Странное заявление для тех, кто радуется появлению Конституции и парламента[171]. Вооруженное восстание в стране, которая ведет войну с внешним врагом, на пользу этому самому внешнему врагу, не правда ли? Безусловно. В 1905 году партия большевиков вместе с эсерами, анархистами и прочими разрушителями русской государственности находилась на острие борьбы со своей страной. И хотя мирный договор с Японией уже заключен, вырвавшиеся на свободу демоны революции рвутся вперед. Ирония судьбы – именно Сталин раз и навсегда загонит этих демонов в гроб[172]. Но это будет через три десятилетия. А пока Сталин как активный сторонник Ленина полностью поддерживает его курс на вооруженное восстание. Под его руководством IV большевистская конференция Кавказского союза РСДРП (ноябрь 1905 года) выносит решение об усилении борьбы за подготовку и проведение вооруженной войны против своей собственной страны.

Признанием этой заслуги становится первый «выезд» Сталина на партийное собрание не регионального, а высшего уровня. В декабре 1905 года он в качестве делегата от закавказских большевиков едет на первую Всероссийскую большевистскую конференцию в Таммерфорсе (Финляндия)[173]. Именно на этой конференции впервые лично встретились Ленин и Сталин. После чего партийная карьера товарища Кобы пошла вверх. Сталин – делегат IV съезда РСДРП, который состоялся в Стокгольме в апреле 1906 года. После съезда Сталин вновь в Закавказье. Он руководит теперь уже легальными большевистскими газетами, выходившими в Тифлисе на грузинском языке[174]. Это не множество газет, просто когда власти закрывают одну, тут же открывается другая. Свобода ведь на дворе, а поскольку Интернета еще не изобрели, тогдашняя оппозиция открывает газету быстрее, чем сегодняшняя делает новый сайт.

В апреле-мае 1907 года состоялся V (Лондонский) съезд РСДРП, закрепивший, как потом напишут советские историки, «победу большевиков над меньшевиками»[175]. Сталин – делегат и этого съезда[176]. Он уже прочно входит в руководящее звено РСДРП(б).

Об этом говорит и количество его арестов: с 1902-го по 1913-й Сталина арестовывали семь раз, он шесть раз был в ссылке, бежал из нее пять раз. Фактически сколько раз его ссылали, столько раз он и бежал. Только из последней, туруханской, ссылки Сталина освободила Февральская революция 1917 года.

После Лондонского съезда партия направляет Сталина на работу в Баку. В самом крупном промышленном районе Закавказья и важнейшем центре рабочего движения в России нужен опытный организатор. Сталин руководит большевистскими нелегальными и легальными газетами («Бакинский пролетарий», «Гудок», «Бакинский рабочий»). Именно здесь Сталин получает и первый опыт… выборной кампании. Он руководит кампанией социал-демократов по выборам в III Государственную думу. Кто знает, каким политтехнологом стал бы Иосиф Виссарионович, но судьба распорядилась иначе[177]. 25 марта 1908 года Сталина арестовывают и после почти восьми месяцев тюремного заключения высылают на два года в Вологодскую губернию, в местечко Сольвычегодск[178]. Однако уже 24 июня 1909 года он бежит и возвращается в Баку на нелегальную работу. Но ему не везет – 23 марта 1910 года Сталина вновь арестовывают в Баку и после полугодового тюремного заключения отправляют обратно в ссылку в тот же самый Сольвычегодск. Откуда он уже один раз убежал. На этот раз события развиваются точно так же: 6 сентября 1911 года Сталин нелегально выезжает из Вологды в Петербург. Чтобы через три дня, 9 сентября 1911 года, прекрасно работающая царская охранка арестовала его в Питере и вновь сослала в Вологодскую губернию. Откуда Сталин опять убежит – в феврале 1912 года[179].

Для любого дела важен настрой, подъем духа. У Иосифа Виссарионовича, несмотря на аресты и ссылки, настроение должно было быть хорошим. В январе 1912 года проходит Пражская конференция РСДРП. На ней избирается Центральный Комитет партии и принимается решение об издании новой партийной газеты «Правда»[180]. Именно на этой конференции Сталин избирается в высшее руководство партии – в ЦК. Информацию об избрании Сталину в вологодскую ссылку привозит Серго Орджоникидзе. И 29 февраля 1912 года Сталин вновь бежит из ссылки. А 22 апреля (5 мая по новому стилю) 1912 года вышел из печати первый номер газеты «Правда», изготовлением которого непосредственно руководил Сталин. Но по иронии судьбы именно в день выхода газеты Сталина арестовали в Петербурге прямо на улице. После нескольких месяцев заключения его высылают подальше – в Нарымский край на три года.

Сколько раз нужно убегать из ссылок, чтобы их режим стал таким, что бежать было бы невозможно? Только Сталин убегал пять раз, а если сложить все побеги всех революционеров, то получатся сотни и тысячи. Но режим оставался все таким же либеральным. Чем не замедлил воспользоваться товарищ Коба – уже 1 сентября 1912 года Сталин вновь бежит из ссылки в Питер. Здесь он продолжает редактировать большевистскую газету «Правда». Находит применение и его предвыборный опыт: он руководит деятельностью большевиков в избирательной кампании в IV Государственную думу. И, кстати, партия проводит в Думу нескольких депутатов. Насколько это заслуга Иосифа Виссарионовича, сказать трудно. Однако именно в этот период между Лениным и Сталиным устанавливается более тесная связь. В своих письмах Ленин полностью одобряет деятельность Сталина, его выступления, его статьи. Более того – Сталин дважды уезжает в Краков к Ленину: в ноябре и в конце декабря 1912 года на совещания ЦК с партийными работниками.

Вообще, в жизни Сталина мы много раз увидим «говорящие даты». Предыдущий арест состоялся 22 апреля, то есть в день рождения Ленина. На этот раз полицейские берут Кобу… 23 февраля 1913 года. В тот момент Сталин, разумеется, не знает, что это станет днем Красной армии, которая будет создана через пять лет.

Арестован он был на вечеринке, устроенной Петербургским комитетом большевиков в зале Калашниковской биржи. На этот раз власти принимают решение упрятать беспокойного грузина подальше. Сталина отправляют в ссылку в далекий Туруханский край на четыре года[181]. Сталин сначала живет в станке Костино, а затем в начале 1914 года царские жандармы, опасаясь нового побега, переводят его еще севернее – в станок Курейка, к самому полярному кругу. Здесь он проводит 1914–1916 годы. И бежать у него не получается. Впервые за всю его революционную биографию. И как дальше сложилась бы судьба нашей страны, если бы произошла революция не в феврале, а, допустим, в апреле, сказать сложно. Дело в том, что Сталина мобилизуют в армию. Не очень понятно, как это должно было выглядеть, учитывая тот факт, что одна рука у Сталина была сухой. Тем не менее в декабре 1916 года Сталин, мобилизованный в армию, направляется в Красноярск, а затем в город Ачинск, где его застает весть о Февральской революции[182].

8 марта 1917 года Сталин выезжает из Ачинска в Петроград, и 12 марта 1917 года он в бурлящей столице революции. В городе практически нет руководителей партии (Ленин находится в Швейцарии). Поэтому Сталин совместно с Молотовым (Скрябиным) руководит деятельностью Центрального Комитета и Петербургского комитета большевиков[183]. В кипящем Петрограде Сталин знакомится со своей второй женой. Шестнадцатилетняя гимназистка Надежда Аллилуева и тридцативосьмилетний революционер встречаются, когда Сталин поселяется в квартире Аллилуевых. Отец девушки – Сергей Яковлевич Аллилуев – был революционером. По семейному преданию, Сталин и его жена познакомились гораздо раньше, когда она в двухлетнем возрасте, играя в Баку на набережной, свалилась в море и он вытащил ее из воды[184].

3 апреля 1917 года в Россию возвращается Ленин. На другой день после приезда Ленин выступил со знаменитыми Апрельскими тезисами, которые в тот момент чаще называли «бредом сумасшедшего», чем «гениальным планом». Приехавший Ильич неожиданно для всех призвал не поддерживать Временное правительство, а углублять революцию, переходя от революции буржуазной к революции социалистической. Мало кто последовал за Лениным сразу. Среди этих немногих был Сталин. 24 апреля 1917 года открылась VII (Апрельская) конференция большевиков, на которой Владимир Ильич повторил свои тезисы, а товарищ Коба выступил с докладом по национальному вопросу. В нем он горячо отстаивал право наций на самоопределение – вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Это был путь к разрушению Российского государства в том виде, в котором оно существовало уже триста лет.

После конференции, в мае 1917 года, был учрежден еще один орган руководства партией. Более узкий и мобильный – Политбюро. Сталин выбирается в качестве его члена и с тех пор до самой своей смерти в 1953 году неизменно является членом Политбюро ЦК. Сталин становится для Ленина хорошей «рабочей лошадкой». Берется за все, что ему поручают, и при этом всегда поддерживает ленинскую линию. Вот и летом 1917 года он опять руководит «Правдой», пишет статьи в «Правде» и «Солдатской правде». 20 июня I Всероссийский съезд Советов избирает товарища Сталина членом ЦИК (Центрального Исполнительного Комитета). После июльской демонстрации большевиков, которая закончилась не взятием власти, а провалом, Ленин вынужден скрываться в пригороде Петрограда. Он живет вместе с Зиновьевым в шалаше в Разливе. А Сталин тем временем непосредственно руководил Центральным Комитетом и главной большевистской газетой, которая выходила в это время под разными названиями[185]. Летом 1917 года в Петрограде проходит VI съезд партии, работой которого руководит Сталин вместе со Свердловым[186].

Накануне Октябрьского переворота[187] – 16 октября 1917 года – Центральный Комитет избрал Партийный центр по руководству восстанием. Во главе со Сталиным. Выступая на этом заседании, Каменев и Зиновьев предлагали восстание отложить по причине неготовности и ненужности. Ведь зачем устраивать восстание, если скоро выборы в Думу, которые можно выиграть и которые наверняка выиграют левые партии?[188] Сталин на этом заседании ЦК подверг их позицию критике: «То, что предлагают Каменев и Зиновьев, объективно приводит к возможности для контрреволюции подготовиться и сорганизоваться. Мы без конца будем отступать и проиграем революцию. Почему бы нам не обеспечить себе возможности выбора дня восстания и условий, чтобы не давать сорганизоваться контрреволюции?»[189]

После ареста Временного правительства Сталин вошел в первое большевистское правительство – Совет Народных Комиссаров – в качестве народного комиссара по делам национальностей. Во время Гражданской войны Сталин опять использовался Лениным для «затыкания дыр». Ильич направлял Кобу на самые сложные участки. В 1918 году Москва и Петроград оказались отрезанными от богатых продовольствием областей страны. Украинский и сибирский хлеб был потерян для большевиков. Оставалось только одно направление, откуда можно было добыть хлеб, – юго-восток, Поволжье и Северный Кавказ. Дорога в эти области лежала по Волге через город Царицын. Вопрос стоял так: пройдет хлеб – устоит революция. Не пройдет – революция проиграет. В таких условиях обладание Царицыным становилось стратегически важным. Кроме того, белые армии Деникина, Краснова и Колчака стремились овладеть городом на Волге – для того, чтобы встретиться и образовать единый фронт против большевиков. 6 июня 1918 года Сталин с отрядом рабочих прибыл в Царицын в качестве облеченного чрезвычайными полномочиями общего руководителя продовольственного дела на юге России. Оборона Царицына, которую возглавлял Сталин, и привела в итоге к победе большевиков, которые смогли отстоять город. Именно поэтому город Царицын потом стал называться Сталинградом. Именно тогда воля Сталина столкнулась с волей Троцкого, возмущенного поведением Кобы, который ни во что не ставил военных спецов, присылаемых главой Красной армии Троцким.

30 ноября 1918 года был создан Совет рабочей и крестьянской обороны во главе с Лениным. Представителем от ВЦИКа в Совет обороны был введен Сталин, ставший фактическим заместителем Ленина. И вновь Сталина посылают в критические точки – в частности, отправленный Ильичом вместе с Дзержинским в Пермь, он сумел упрочить положение и остановить надвигавшуюся катастрофу. Летом 1919 года Сталин отправлен под Петроград, где Северо-Западная белая армия подходит вплотную к городу. Быстро и энергично Коба и тут стабилизирует фронт. После чего направляется (тем же летом 1919 года) уже на Западный фронт в Смоленск, организуя отпор польскому наступлению. Осенью 1919 года Сталин на деникинском фронте. Во многом именно ему принадлежит заслуга создания Первой конной армии во главе с Буденным и Ворошиловым[190]. (И при всем этом в качестве «общественной нагрузки» в марте 1919 года по предложению Ленина Сталин назначается народным комиссаром государственного контроля, позднее реорганизованного в Наркомат рабоче-крестьянской инспекции. Наркомом РКИ Сталин остается до апреля 1922 года[191].)

Помимо боевой деятельности Сталину приходится заниматься и хозяйственными вопросами: в феврале-марте 1920 года он возглавляет Совет украинской трудовой армии и «мобилизует трудящихся на борьбу за уголь». Но «хозяйственный период» был недолгим: в мае 1920 года Сталин направляется ЦК на Юго-Западный фронт против поляков. И где бы ни был Сталин, он всегда с огромным уважением относился к своему учителю – Ленину[192]. Телеграммы, письма, записки. Сталин действительно был в этот период правой рукой главы Советской России. 27 ноября 1919 года он был награжден орденом Красного Знамени.

Еще не закончилась Гражданская война, а Сталин уже активно включился во внутрипартийную дискуссию. Вскоре она переросла во внутрипартийную борьбу, под знаменем которой пройдут многие годы. 19 января 1921 года в «Правде» выходит статья Сталина «Наши разногласия». 3 апреля 1922 года Пленум Центрального Комитета партии по предложению Ленина избрал генеральным секретарем ЦК товарища Сталина. Смысл создания этого поста был прост: требовался человек, который мог бы заниматься секретарской работой. Подбор кадров, скучная рутинная задача. И Ленин выдвигает на нее именно Сталина – того, кто готов выполнить любое поручение партии. На посту генсека Сталин сумеет правильно расставить партийные кадры, что потом ему очень поможет во внутрипартийной борьбе.

Именно Сталину принадлежит значительная доля заслуги в деле создания (а вернее говоря – воссоздания) единой страны.

30 декабря 1922 года на I Всесоюзном съезде Советов по предложению Ленина и Сталина было принято историческое решение о создании Союза Советских Социалистических Республик. Надо сказать, что именно в деле создания СССР впервые произошли разногласия между двумя вождями. Дело было в принципе формирования страны. Ленин предлагал союз равных республик, которые могли легко отделиться, что, собственно говоря, и произошло в 1991 году. Сталин предлагал проект унитарного государства, в котором другие республики (Украина, Белоруссия, закавказский регион) просто входили в состав РСФСР на правах автономий и не имели никакого права на выход. На заседании комиссии 23 и 24 сентября 1922 года (под председательством В. М. Молотова) принимается сталинский проект. Но тут вмешивается Ильич. Он встречается в Горках со Сталиным и убеждает его изменить свой проект, настаивая на том, чтобы Россия была равноправной по отношению к остальным республикам. Чтобы «вместе и наравне с ними» войти в новый союз. Хотя Сталин и назвал эту идею «национальным либерализмом», проект он переработал с учетом всех высказанных Лениным пожеланий[193]. В итоге был принят ленинский вариант. 30 декабря 1922 года состоялся исторический съезд Советов, на котором было создано уникальное государственное образование, не имеющее аналогов в мировой истории, – СССР. Доклад по основному вопросу на нем делал Сталин. Как сложилась бы судьба Советского Союза, если бы вместо отдельных Украины, Белоруссии, Армении и других республик в составе СССР были бы Украинская АССР, Белорусская и Армянская АССР, которые бы, согласно Конституции, не имели права на отделение от страны?

В апреле 1923 года состоялся XII съезд партии. Это был первый съезд после победы Октябрьской социалистической революции, на котором Ленин по болезни не мог присутствовать. Разгоралась борьба за главенство в партии, которая на самом деле была борьбой за пути развития страны. Открытая фаза этой борьбы началась со смертью Ленина – 21 января 1924 года. Главным противником Сталина был Троцкий, являвшийся прямым представителем мировой банкирской закулисы в руководстве СССР[194]. Уже в ноябре 1924 года в своей речи «Троцкизм или ленинизм?» Сталин говорил, что «задача партии состоит в том, чтобы похоронить троцкизм как идейное течение»[195].

Основной смысл противостояния между Сталиным и Троцким заключается в подходах к развитию России. Сталин говорил, что необходимо строить социализм в одной отдельно взятой стране, Троцкий – о необходимости мировой революции. По мнению Льва Давыдовича, социализм в одной отсталой России построить невозможно и поэтому нужно ее использовать в качестве запала и дров для мирового революционного пожара[196]. Это «незначительное разногласие» на самом деле являлось зримой верхушкой огромного айсберга. Речь шла о том, в чьих интересах будет строиться Советская Россия – народа или мировых банкиров, владельцев ФРС и Банка Англии. По мнению Сталина, нужно строить заводы, дороги, детские сады и всячески развивать страну, а по мнению Троцкого – все это бессмысленно и не нужно. Отсюда и дальнейшие разногласия по вопросам индустриализации и коллективизации. Сталин и его команда хотели создавать новую промышленность, чтобы иметь возможность независимой политики от мировых центров силы. «Уклонисты» предлагали развивать сельское хозяйство в его старом индивидуальном варианте, закупая необходимую технику за рубежом. Сталин хотел строить независимое государство – его соперники собирались «встраиваться» в мировую систему, не веря в возможность независимости, особенно на фоне нарастающей угрозы фашизма в Европе. Западные страны для собственного развития могли грабить другие государства и свои колонии. У СССР такой возможности не было, закрыта была и возможность получения кредитов на Западе. Находясь в такой ситуации, Советский Союз должен был что-то продавать на мировом рынке, чтобы получить валюту для закупки промышленного оборудования. Приходилось расставлять приоритеты – развивать в первую очередь собирались тяжелую индустрию, прежде всего – ее сердцевину, то есть машиностроение. Ведь только создание тяжелой индустрии и собственного машиностроения обеспечивает материальную базу для независимого дальнейшего развития[197]. В конце 1925 года правительство СССР решило приступить к строительству четырнадцати заводов общего и сельскохозяйственного машиностроения[198]. Сталин начинает движение в направлении создания сильного суверенного государства[199].

Разумеется, курс на создание независимой промышленной базы не вызвал «понимания» со стороны мировых сверхдержав. Именно в этот период, по словам Сталина, «создается нечто вроде единого фронта от Чемберлена до Троцкого». Усиливается шпионская, диверсионная работа. Внутри партии и страны постоянно возникают всевозможные «антипартийные группы». Борьба с троцкистско-зиновьевским блоком ведется в печати, на пленумах и съездах. Заканчивается все прямой попыткой государственного переворота 7 ноября 1927 года во время (а вернее говоря, под видом) демонстрации. Группы подготовленных боевиков должны были произвести аресты главных руководителей и соратников Сталина. Но эти планы были сорваны: все заранее собрались в Кремле – и дома, куда пришли арестовывать, никого не оказалось. Точно так же не удались и захваты важных ключевых точек города – охрана стояла не снаружи, а забаррикадировалась внутри.

Предшествовало попытке путча в ноябре 1927 года (как уже можно догадаться) обострение отношений СССР с Великобританией – главным патроном всех наших революционеров во все времена[200]. «23 февраля 1927 года министр иностранных дел Великобритании О. Чемберлен направил СССР ноту, в резкой форме потребовав прекращения антибританской пропаганды и прямого вмешательства во внутренние дела Англии. 12 мая в Лондоне был произведен обыск помещения советского торгпредства, 27 мая заявлено о расторжении торгового соглашения и разрыве дипломатических отношений с СССР»[201]. Слова об антибританской пропаганде нас смущать не должны, такие слова как раз и есть самая настоящая пропаганда – только пропаганда англосаксонская. Ее примеры мы видим и в наши дни: США вторглись в Ирак и Афганистан тоже исключительно для защиты от страшного Саддама Хусейна и жутких талибов, которые угрожали маленьким и беззащитным Штатам.

В ответ на враждебные действия англичан в СССР была развернута кампания под ставшим поговоркой лозунгом «Наш ответ Чемберлену», в ходе которой Москва продемонстрировала готовность если надо, то и с оружием в руках отстоять свой суверенитет. В ответ Лондон «попросил» эмигрантские круги организовать показательную акцию, и в июне 1927 года был застрелен полпред СССР в Польше Петр Войков[202]. Состоялись налеты на советские представительства в Пекине, Шанхае и Тяньцзине, за которыми также стояла Великобритания. Поэтому попытка троцкистского переворота может быть правильно понята и оценена только в общем контексте происходящих тогда событий. Это была реальная попытка путча с конечной целью остановить создание новой промышленности . Путь заговора троцкисты выбрали по простой причине – их поддержка в партии и уже тем более в народе была почти нулевой. В октябре 1927 года, то есть за несколько недель до путча троцкистов, ЦК партии объявил об открытии дискуссии. В итоге за политику ЦК высказались 99 % коммунистов и лишь 1 % – за оппозицию. 14 ноября 1927 года Троцкого и Зиновьева исключили из партии. Обращает на себя внимание «направление» ответа Сталина – уже 17 ноября 1927 года постановлением Совета Народных Комиссаров СССР Л. Д. Троцкий был освобожден от обязанностей председателя концессионного комитета , а на его место был назначен некий В. Н. Касандров.

Понимая, кто стоит за Троцким, Иосиф Виссарионович берет в свои руки выдачу «лицензий» на пользование недрами России. Хотите пользоваться – придется договариваться со мной, уважаемые капиталисты, и не «заметить» изъятия Троцкого с политического поля России. После чего Сталин начинает чистку в партии – правда, очень небольшую. Со второй половины ноября 1927-го до конца января 1928-го за принадлежность к «левой оппозиции» из партии были исключены 2288 человек (еще 970 оппозиционеров исключили до 15 ноября 1927 года)[203]. В январе 1928 года Лев Давыдович Троцкий был сослан в Алма-Ату, а затем в 1929-м отправлен за границу[204].

Резко возросшая активность оппозиции, которая решилась на попытку государственного переворота, объясняется именно тем, что к концу 1927 года определились решающие успехи политики индустриализации. Днепрогэс, Сталинградский тракторный, Уралмаш, Магнитка, Турксиб, Ростсельмаш – вот неполный перечень гигантов машиностроения, которые становились в то время реальностью. На XV съезде ВКП(б) в декабре 1927 года начинается следующий этап переустройства страны. Из-за индустриализации развитие сельского хозяйства отстает от промышленности. «Выход, – говорил Сталин, – в превращении мелких и распыленных крестьянских хозяйств в крупные и объединенные на основе общественной обработки земли, в переходе на коллективную обработку земли на базе новой техники»[205]. В 1928 году пройдет и первый крупный процесс над вредителями – так называемое Шахтинское дело[206]. Техническим специалистам, в том числе иностранцам, вменялось ведение в СССР шпионской деятельности и вредительство[207].

В 1930 году проходит дело Промпартии. Заседание суда открытое – в зале журналисты, а подсудимые признают вину и раскаиваются[208]. Это станет потом «визитной карточкой» сталинских процессов. В зале будут сидеть репортеры и даже западные дипломаты. И на фоне всего этого высокопоставленные преступники будут рассказывать о своих преступлениях. Вина арестованных ни у кого тогда не вызывала сомнения. «Отчеты о процессе подлецов читаю и задыхаюсь от бешенства», – писал Горький Л. Леонову 11 декабря 1930 года[209]. Возмущение пролетарского писателя вызвано тем, что советская власть простила заговорщиков – тот же Пальчинский спокойно работал в СССР. А они устроили заговор и готовились вызвать серьезный кризис в СССР. Не случайно и название Промпартии – ветки заговора прорастали в различные отрасли промышленности. А это значит, что промышленность в СССР появилась, и появилась очень быстро. Буквально выросла из земли за несколько лет упорного труда всего народа. Как вы думаете, геополитическим друзьям нашей страны все это нравилось? Разумеется, нет. Чтобы остановить рост мощи СССР, Запад задействовал всю пятую колонну, какая только имелась. От белогвардейцев и троцкистов до меньшевиков и бывших эсеров. Получалась странная картина – чем больше успехов демонстрирует Советская власть, тем упорнее и сильнее против нее борются внутри страны. Именно это и имел в виду Сталин, когда говорил о нарастании классовой борьбы по мере построения социализма[210]. Говорить, что борьба внутри СССР, инспирируемая из-за рубежа, была плодом воображения следователей ГПУ (НКВД), значит полностью отрицать реальность. Максим Горький был независимым и своенравным писателем. Он не был под давлением власти, не был «нанят» на работу. Он был первым и живым классиком советской литературы. Но возмущение его в ходе процесса Промпартии было так велико, что 15 ноября 1930 года он написал в «Правду»: «Если враг не сдается, его уничтожают»[211]. Фраза стала крылатой…

Не случайны и международные «совпадения» дат. Нацистов привели к власти в Германии в 1933 году, когда стало окончательно ясно, что внутренний взрыв в СССР организовать не получается, а промышленность в стране растет как на дрожжах. Еще десять-пятнадцать лет такого роста, и баланс сил в мире может измениться. Значит, нужна уже не внутренняя, а внешняя сила, которая сможет этот процесс остановить и даже повернуть вспять. Нужен тот, кто начнет войну с Россией. И на роль этого человека Лондон и Вашингтон назначили Адольфа Гитлера[212].

К запуску Сталинградского тракторного завода (30 июня 1930 года) торопил Сталин «ликвидацию кулачества как класс». Сопротивляющихся новой форме хозяйствования нужно было быстро привести к покорности, иначе новый конвейер встанет, едва запустившись. Мелкие хозяйства не могут использовать дорогостоящую новейшую технику И вот уже 5 января 1930 года выходит постановление ЦК «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству»[213]. Но и тут именно Сталин проявляет умеренность, призывая своих коллег по партии знать меру: 2 марта 1930 года в «Правде» выходит статья Сталина «Головокружение от успехов», в которой он подчеркивал добровольность участия в колхозах и недопустимость насилия в этом вопросе.

В феврале 1930 года по многочисленным ходатайствам ряда организаций, общих собраний рабочих, крестьян и красноармейцев Центральный Исполнительный Комитет СССР постановил наградить И. В. Сталина вторым орденом Красного Знамени за огромные заслуги на фронте социалистического строительства. Насколько Сталин тогда был единоличным руководителем страны? Упивался ли он властью, пользовался ли ею? Представление об этом можно получить, вспомнив историю поступления в МИИТ (Московский институт инженеров транспорта им. Ф. Э. Дзержинского) на теплофизический факультет Якова Джугашвили. Когда он подал документы, никто ни в приемной комиссии, ни в дирекции не понял, что это сын Сталина. Потому что никто не звонил, никто ни о чем не просил. Яков был скромным и спокойным и на обычных условиях подал документы. К концу серии приемных экзаменов директору института позвонили и сказали, что с ним будет разговаривать товарищ Сталин. Весь в волнении директор снимает трубку:

– Слушаю вас, товарищ Сталин!

– Скажите, Яков Джугашвили выдержал экзамены, принят в ваш институт?

А директор не представляет, о ком идет речь…[214]

К началу 1933 года первая пятилетка была закончена раньше срока. Между тем в ночь с 8 на 9 ноября 1932 года в семье Сталина происходит трагедия: его жена Надежда застрелилась[215]. В интерпретации «десталинизаторов» в ее смерти виноват сам Сталин. Доказательств этому нет. Мотивов убивать свою жену у руководителя страны также никаких нет. Перед нами бытовая трагедия. Вероятная причина самоубийства Надежды Аллилуевой – банальная ревность. При этом нельзя исключать, что жену настраивали против мужа, используя ее как инструмент в политической борьбе. Об этом рассказывал Вячеслав Молотов:

«– Что Аллилуева собой представляла? Говорят – не совсем нормальная была.

– Она похожа все-таки была на здорового человека. Нервы и прочее – это да, но нельзя считать ненормальной. Поступок ее нехороший, чего там говорить.

– Из-за чего она застрелилась, неужели Сталин так плохо к ней относился?

– Он не плохо относился, но ревность могла быть.

– Сталин гулял, что ли? У него ж работа…

– Он не гулял, но на такого человека могла подействовать…

– В народе упорно говорят о письме, которое она оставила. Говорят, кроме Сталина, только Молотов читал.

– Что она оставила? Первый раз слышу. М-да. Придумают»[216].

Смертью жены Сталин был потрясен. Он говорил, что ему самому не хочется больше жить. Его даже боялись оставлять одного. Об этом написала его дочь Светлана[217]. Об этом же рассказывал Вячеслав Молотов, который несколько раз в своих беседах возвращался к самоубийству супруги Сталина.

«– Причина смерти Аллилуевой наиболее вероятная – ревность.

– Ревность, конечно. По-моему, совсем необоснованная. Парикмахерша была, к которой он ходил бриться. Супруга этим была недовольна. Очень ревнивый человек. Как это так, почему? Такая молодая…

У нас была большая компания после 7 ноября 1932 года, на квартире Ворошилова. Сталин скатал комочек хлеба и на глазах у всех бросил этот шарик в жену Егорова. Я это видел, но не обратил внимания. Будто бы это сыграло роль. Аллилуева была, по-моему, немножко психопаткой в это время. На нее все это действовало так, что она не могла уж себя держать в руках. С этого вечера она ушла вместе с моей женой Полиной Семеновной. Они гуляли по Кремлю. Это было поздно ночью, и она жаловалась моей жене, что вот то ей не нравилось, это не нравилось… Про эту парикмахершу… Почему он вечером так заигрывал… А было просто так, немножко выпил, шутка. Ничего особенного, но на нее подействовало.

Она очень ревновала его. Цыганская кровь. В ту ночь она застрелилась. Полина Семеновна осуждала ее поступок, говорила: “Надя была не права. Она оставила его в такой трудный период!” Что запомнилось? Сталин поднял пистолет, которым она застрелилась, и сказал: “И пистолетик-то игрушечный, раз в году стрелял”. Пистолет был подарочный, подарил ей свояк, по-моему… “Я был плохим мужем, мне некогда было ее водить в кино”, – сказал Сталин. Пустили слух, что он ее убил. Я никогда не видел его плачущим. А тут, у гроба Аллилуевой, вижу, как у него слезы покатились…»[218]

Но вождь огромной страны не имел права предаваться горю и унынию. Личная боль и личное горе не должны были оторвать его от реальности[219]. Стране был нужен руководитель. Вторая сталинская пятилетка по промышленности была выполнена к апрелю 1937 года, досрочно – в четыре года и три месяца. Итогом тяжелейших лет и напряжения сил всей страны стало насыщение отсталого хозяйства России громадным количеством машин, станков и других орудий производства. Когда сегодняшние жители России не могут понять, за что тогдашние жители СССР любили Сталина, они забывают, что чувство гордости переполняло тогда каждого. Все видели результаты тяжелого труда – новые заводы и фабрики. Вот наглядные цифры итогов сталинского руководства экономикой предвоенного СССР: «В результате политики индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства в Советском Союзе в течение 1940 года было произведено: 15 миллионов тонн чугуна, т. е. почти в 4 раза больше, чем в царской России в 1913 году; 18 миллионов 300 тысяч тонн стали, т. е. в 4 с половиной раза больше, чем в 1913 году; 166 миллионов тонн угля, т. е. в 5 с половиной раз больше, чем в 1913 году; 31 миллион тонн нефти, т. е. в 3 с половиной раза больше, чем в 1913 году; 38 миллионов 300 тысяч тонн товарного зерна, т. е. на 17 миллионов тонн больше, чем в 1913 году; 2 миллиона 700 тысяч тонн хлопка-сырца, т. е. в 3 с половиной раза больше, чем в 1913 году»[220].

И техника, техника, техника. Русские трактора и комбайны, которых отродясь не было. Потом появятся и новые русские танки, пушки и самолеты. Главной проблемой становится не техника, а люди, умеющие ее использовать[221]. В то же самое время идет переделка законодательного поля страны. В 1936 году специальная Конституционная комиссия под председательством Сталина выработала проект новой Конституции. Проект был подвергнут всенародному обсуждению, длившемуся пять с половиной месяцев. Эта Конституция была одобрена и утверждена VIII съездом Советов 5 декабря 1936 года. Для своего времени она была самой демократичной. Самое главное, что было в ней нового, – все граждане стали равными вне зависимости от происхождения. А ведь именно происхождение определяло судьбу человека в Советской России, начиная с октября 1917 года. В сталинской Конституции дискриминации не было. Возможно, это самая демократичная Конституция и сегодня[222]. А когда вам кто-нибудь скажет, что это пустая формальность, что наличие Конституции и текста в ней ничего не значит, спросите его, почему за шестьдесят лет у власти королева Елизавета II так и не удосужилась принять Конституцию…[223]

Привыкнув к «совпадениям» активности пятой колонны в нашей стране с ее экономическими успехами, мы уже не удивимся, что именно к 1937 году (конец второй пятилетки) органы НКВД начали раскручивать целую серию серьезных антигосударственных заговоров, за каждым из которых стояли реальные заговорщики, имевшие реальные связи с западными спецслужбами, Троцким и различными эмигрантскими кругами. Точкой начала борьбы не на жизнь, а на смерть между Сталиным (Россией) и оппозицией (западными разведками) стало убийство Сергея Мироновича Кирова – ближайшего соратника и даже друга Сталина. Разговоры о причастности Сталина к этой смерти – полная выдумка[224]. Вот что написал в своих записках (недавно рассекреченных ФСО) начальник сталинской охраны генерал Власик: «Больше всех Сталин любил Кирова. Любил какой-то трогательной, нежной любовью. Приезды тов. Кирова в Москву и на юг были для Сталина настоящим праздником. Приезжал Киров на неделю, две. Он останавливался на квартире у Сталина, и Иосиф Виссарионович буквально не расставался с ним. 1 декабря 1934 года в Ленинграде был убит С. М. Киров. Смерть Кирова потрясла Сталина. Я ездил с ним в Ленинград и знаю, как он страдал, переживал потерю своего любимого друга»[225].

Об этом же рассказывал Вячеслав Молотов: «Сталин его любил. Я говорю, что он был самым любимым у Сталина. То, что Хрущев бросил тень на Сталина, будто бы тот убил Кирова, – это гнусность. Мы дружили с Кировым. Так, как к Кирову, Сталин на моей памяти относился потом только, пожалуй, к Жданову. После Кирова он больше всех любил Жданова…

– Боялся, говорят, Сталин, что его могут заменить Кировым.

– Абсурд! Что ему бояться Кирова? Не-е-е-ет»[226].

И еще раз вернулся Молотов к разговору о смерти Кирова.

«Хрущев намекнул, что Сталин убил Кирова. Кое-кто до сих пор в это верит. Зерно было брошено. Была создана комиссия в 1956 году. Человек 12 разных смотрели много документов, ничего против Сталина не нашли. А результаты не опубликовали… Докладывал Комитет Государственной Безопасности. Группа Руденко материалы проверяла, рассматривала. Довольно много материалов. Все, какие нам давали материалы и какие сами находили возможность прочитать, использовали. Комиссия пришла к выводу, что Сталин к убийству Кирова не причастен. Хрущев отказался это опубликовать – не в его пользу»[227].

Приведу только один факт, который полностью разбивает построения фальсификаторов. Узнав о смерти Кирова, Сталин немедленно приехал в Ленинград и сразу потребовал привезти к себе охранника Сергея Мироновича по фамилии Борисов, который странным образом «отсутствовал» в момент убийства и теперь находился под арестом[228]. Его повезли к Сталину, но… не довезли.

По дороге открытый грузовик, в котором находился охранник, попал в аварию, врезавшись в стену дома. При этом все остались целы. Все, кроме подозреваемого, – он в этой аварии погиб, якобы свернув себе шею[229]. Будь Сталин причастен к смерти Кирова, убивать охранника ДО встречи было излишним. Лучше бы охранник потом спокойно «повесился от стыда» в тюрьме. Шитая белыми нитками «авария» со смертью подозреваемого была нужна только тем силам, кто реально организовал смерть Кирова и «попросил» его охранника отойти в сторонку ненадолго. Чуть позже стало известно, что убийца Кирова Николаев вообще не работал с апреля 1934 года до убийства[230]. На что он жил? Кто его поддерживал? А осенью 1934 года его задержали возле Смольного, но потом отпустили по личному распоряжению Запорожца – заместителя председателя НКВД по Ленобласти. Стоит ли удивляться, что все руководство ленинградских органов потом было арестовано и осуждено? А в убийстве Кирова были обвинены заговорщики, включая главу НКВД Генриха Ягоду, который был расстрелян по делу право-троцкистского центра в 1938 году[231].

Наша книга посвящена Сталину. Говоря о нем, невозможно не коснуться проблемы репрессий. То, что сегодня называется сталинскими репрессиями, на самом деле представляет собой целый клубок весьма противоречивых действий различных лиц и группировок. Принцип, по которому нам сегодня либеральные историки предлагают мерить то время, очень примитивен: все, кого посадил или наказал Сталин, – невинные жертвы. И жертвы, и преступники – все свалено в кучу, все невинные. Виноват во всем и всегда только один Сталин.

А вот как отвечал на вопрос о сталинской «крутости» Вячеслав Молотов:

«Кто был более суровым, Ленин или Сталин?

– Конечно, Ленин. Строгий был. В некоторых вещах строже Сталина. Почитайте его записки Дзержинскому. Он нередко прибегал к самым крайним мерам, когда это было необходимо. Тамбовское восстание приказал подавить, сжигать все. Я как раз был на обсуждении. Он никакую оппозицию терпеть не стал бы, если б была такая возможность. Помню, как он упрекал Сталина в мягкотелости и либерализме. “Какая у нас диктатура? У нас же кисельная власть, а не диктатура!”

– А где написано о том, что он упрекал Сталина?

– Это было в узком кругу, в нашей среде»[232].

Так каковы же настоящие цифры осужденных в годы правления Сталина? Никаких «десятков миллионов», о которых твердят либеральные историки, нет и в помине. Согласно справке, которую в феврале 1954 года подготовили для Хрущева генеральный прокурор Р. Руденко, министр внутренних дел С. Круглов и министр юстиции К. Горшенин, за период с 1921 года по 1 февраля 1954 года было осуждено за контрреволюционные преступления коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами

<< | >>
Источник: Николай Викторович Стариков. Сталин. Вспоминаем вместе. 2013

Еще по теме Маршал А. Голованов:

  1. Маршал Фош
  2. Б. Переводчик маршала; Муссолини и первое испытание атомной бомбы, якобы состоявшееся на острове Рюген
  3. Определение долготы в начале XV в.
  4. Грау
  5. Румыния
  6. Часть IV. Митохондрический анализ ДНК
  7. источники
  8. Забастовка по-итальянски
  9. Узел 5.0. 8—10 ноября 1944 г.
  10. Хилъдеберт Лаварденский
  11. Часть III. Свидетельства
  12. Ефрейтор Куценко
  13. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  14. Введение
  15. Коммерческая деятельность в бизнесе