Размышления на тему

Каждый день, каждое мгновение в этой жизни мы находимся в непрекращающихся отношениях, как с самими собой, так и с самыми разными предметами и явлениями внешнего мира, и проводим через себя потоки людских состояний всей Земли, всех людей, всех сущностей.

Мы не можем не сопереживать происходящему. Общее поле, вне зависимости от того, признаешь или не признаешь ты его существование, пронизывает все сущее, даже если и Эйнштейну не удалось непротиворечиво создать его теорию и соответствующее описание. И это единое поле соощущения мира может по‑разному действовать на нас, людей этого мира. Наше самоопределение во Вселенной – это очень важное действие, и однажды в жизни каждого бывает мгновение, когда требуется это самоопределение, когда необходимо сказать, какие правила игры ты принимаешь, в какую вообще игру ты играешь, как это все называется, и в зависимости от принятия той или иной игры, названной самим собой для самого себя в первую очередь, даже совсем не обязательно вслух и точными понятиями, ты оказываешься ограничен тем или иным набором правил. Правила эти являются частью принятой тобой игры, и что‑то внутри тебя подсказывает, что нарушать эти правила никак нельзя. Последствия нарушения самим собой созданных правил бываю не просто непредсказуемыми, а даже и совершенно ужасными и непоправимыми. Потому люди неосознанно ищут игры попроще, с правилами попроще, несмотря на то, что это сильно их ограничивает в свободе воле и выбора по этой жизни, о которой они так тоскуют. Потому что, чем проще и поверхностней выбрана игра, тем меньше в ней возможностей, и красоты, и постижения глубинного устройства этого мира, тем от большего количества непредсказуемых обстоятельств ты становишься зависим, тем больше у тебя появляется хозяев воли твоей.

Если ты допускаешь возможность совершенствования себя посредством делания добра, направленными вовнутрь и вовне усилиями по деланию добра, тем большего осознания требует от тебя подобная игра.

И в этой игре в качестве выигрыша ты получаешь доступ к совсем другого уровня силам, нежели те, которыми обладают пусть даже самые выдающиеся люди, но играющие по обычным правилам в обычные человеческие игры. Совершенствуясь на Пути воина, ты должен утратить воинственность в состоянии и отношении с тем, по отношении к кому тебе приходится применять военные действия. Ибо ты рассматриваешь все происходящее только как божественную игру, которую ты безропотно принимаешь и проводишь сквозь себя, сквозь поступки свои, действия и отношения.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, добиваясь совершенства на Пути воина, ты никогда не должен быть воинственным, не должен рассматривать войну как место, где должно применять гневливость, воинственность, безудержную дерзость и отвагу. Война, как и все остальные действия в этом мире, ведется тобой ровным и радостным отношением.

Когда ты совершаешь все свои деяния не от себя лично, а лишь проводишь волю Неба, с присущим ему отношением, ты одерживаешь победы не с помощью силы, для чего нужно иметь точку приложения силы, а с помощью духа, то есть ты одерживаешь победу над противником, не входя с ним в соприкосновение, а побеждаешь его на уровне создания замысла. В «Искусстве войны» говорится, что высший воин преодолевает замыслы, и главное искусство в войне, это искусство предвидеть и просчитывать будущее, кто просчитывает больше, тот больше и побеждает.

Если тебе необходимо применять людей, то очень важно, чтобы люди хотели для тебя делать ту работу, которую ты им поручаешь делать, а еще лучше, когда они просят у тебя работу, сами желая сделать ее для тебя. Чтобы такая работа казалась людям желанной, во‑первых, нужно устранить личность и действовать только в высших целях, направленных на общее благо, и потом нужно, устраняя себя как деятеля, помещать себя в положение ниже потоков всех людских устремлений, тогда они естественным образом будут сходиться в тебе. Люди будут находить в твоих замыслах сосуд, куда они с желание принесут свои потоки силы и устремлений. Так правильно применять людей, ибо только добровольное и осознанное подчинение оставляет свободу человек, а в состоянии свободы человеку способен на гораздо большее, чем в состоянии рабства.

Способность быть не воинственным, не бросаться в битву, правильно применять людей дает тебе возможность пользоваться силой иного порядка, ибо во всех ситуациях из этого состояния будет действовать через тебя сила духа, которая способна сама преобразовывать все чудесным образом, то есть за пределами человеческого разумения. А несопреничество‑то как раз и находится за пределами обычного человеческого разумения.

Когда выходишь за пределы возможностей обыденного сознания, соединяешься с высшим разумом, с состоянием небесной древности, которая своим пределом, крайней гранью соприкасается с тобой в состояниях, и время, таким образом, течет через твой мир совершенно по‑другому.

Обыденный ум все время устремляется в будущее, а ум мудрого человеку устремляется не просто в прошлое, а к самому его пределу, пределу небесной древности. Однако войти в соприкосновение с пределом небесной древности можно только способами, которые были описаны выше, то есть через не‑соперничество, через не‑воинственность в бою, через расположение себя ниже всех потоков, которые вместе с небесной силой тогда вольются в пустой сосуд твоей судьбы.

Вот потому и не соперничает ни с кем высший воин, никогда не гневается, а побеждает с помощью смирения и силы духа, которая появляется только тогда человек достигает состояния смирения и подчиняется божественной воле.

<< | >>
Источник: Лао‑цзы. Книга об истине и силе. 2014

Еще по теме Размышления на тему:

  1. Анекдот в тему
  2. Анекдот в тему
  3. Анекдот в тему
  4. Анекдот в тему
  5. Анекдот в тему
  6. Часть 3: «ДОМОХОЗЯИН» 31. Взаимодействие Современные вариации на вечную тему или «СК» 2001-М
  7. Ицхак Адизес. Новые размышления о личном развитии, 2015
  8. Путеводитель 12 ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
  9. РАЗМЫШЛЕНИЯ О СМЕРТИ
  10. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
  11. РАЗМЫШЛЕНИЯ О СМЕРТИ
  12. Информация к размышлению
  13. Информация к размышлению
  14. Информация к размышлению
  15. Размышления о системах и их моделях