загрузка...

Закрыта дверь. Нам не войти.Лишь только избранные вхожи…


Она оглянулась и увидела знакомого мужчину с синяком вместо лица. Сегодня он выглядел несколько лучше. На нем были темно-синий пиджак и белая рубашка с шейным платком в мелкий горох.
– Что-нибудь присмотрели?
– В каком смысле? – переспросила она.
– Ах, вот оно что… – Мужчина уставился на жемчужное ожерелье. – Пришли посмотреть… – Он обернулся: – А дверь на прочность проверили?
Полина пожала плечами.
– Не знаю. Просто полюбопытствовала.
– И здесь мы с вами возвращаемся к давешним рассуждениям о дверях.
– В этой – стекло, и мне не нужно гадать, что там, за ней.
– Все намного сложнее… – Он заложил руки за спину и встал вполоборота. – Открыв ее, вы переступаете некий порог и попадаете в правовое пространство, где вас могут объявить носительницей вины. Любое действие против этой двери будет агрессией или, если хотите, насилием. Самым легким актом насилия является то, что вы сейчас предприняли…
– Я всего лишь ее дернула… – Полина слегка покраснела.
– Самым тяжелым будет ее взлом и несанкционированное проникновение в задверное пространство. – Он вежливо улыбнулся. – А пока мы с вами остаемся по эту сторону двери, мы пребываем на территории нереализованных желаний и запретов, которые мы не нарушили.
– Вы краснобай, – пробормотала Полина.
– Я бы сказал – софист. Впрочем, мы с вами можем сменить тему. Например: вы заметили, что у меня на носу больше нет пластыря?
– Сегодня вы вообще выглядите значительно лучше, – подхватила она.
– Я же говорил, что я еще ничего…
– Милый! – раздался женский голос.
Он обернулся, затем склонился к Полине и чуть слышно произнес:
– Кстати, я купил ту картину.
– С синей дверью?
– Прощайте. – Он кивнул и пошел навстречу окликнувшей его женщине.
Окинув взглядом ее гипюровое платье, атласные туфли со стразами «Сваровски» и сверхдорогой клатч, Полина, не глядя, махнула шампанского и поставила бокал на сервировочный столик возле колонны.
* * *
На третьем гудке Филиппов опустил трубку.
«Я обязан сам во всем разобраться…» – Он вернулся к окну и, уставившись в темноту, вспомнил историю с перемещением чемоданов.
Понятно, что один из них принадлежал жене Дуло. Какой именно, знала только она. И какая разница, на какой полке он находился? Главное – вместо него оказался другой, – в котором оказалась бомба.
Конечно, можно предположить, что замена чемодана входила в план террористов, но тогда почему чемоданы были одинаковыми? Будь они разными, ничего бы не изменилось.
В голову Филиппова пришла четкая мысль: «Обычно так делают, когда хотят подменить и остаться незамеченными». Проще говоря, когда устраивают кому-то подставу. Результат: в курсе все, кроме хозяина.
Двое из причастных к этому взрыву ехали по подложным документам. Попутчица Свиридовой украла их у квартирной хозяйки, тип в вельветовой куртке просто подделал, об этом вчера доложил Расторгуев. И только Свирская ехала по своим. Плюс его друг Сергей Васильевич Дуло.
«Эх, Серега-Серега…» – Иван Макарович включил свет, снял пальто, повесил его и снова вернулся к окну.
Почему Сергей не поехал в Питер поездом и даже не сдал билет? Филиппов был уверен: это связано только с работой. Или с болезнью…
«Хотя, какая болезнь? – напомнил он себе. – Я встретил его позавчера, и он был жив и здоров».
Зачем они с женой ходили в музей, было загадкой. Сергей – опытный следователь. Причем следователь по особо важным делам. И он не мог не знать, что питерская земля горит у них под ногами. Вот и номер сменил, и жену свою в погибшие записал…
– Иван Макарович, я принес фото этой мамзели.
Филиппов обернулся. В дверях стоял Гриша Румянцев.
– Надо бы доложить генералу, что Свирская звонила своему мужу.
– Подожди, Гриша, – Филиппов прошел к столу и положил ладонь на столешницу. – Дай мне немного времени. Я сам сообщу Девочкину.
* * *
Сергей спустился со второго этажа в залу и подошел к Полине.
– Идем. Дело есть.
– А мы не можем здесь задержаться? – Полина смотрела на Сергея блестящими глазами.
– Э-э-э… Да ты, голубушка, набралась.
– Всего пару фужеров.
– Идем. – Он потащил ее к выходу.
Уже через минуту к подъезду подогнали их развалюху и вручили им ключи.
– Мерси, – сказала Полина и улыбнулась парковщику.
Усаживаясь в машину, Сергей заметил:
– Спишем это на то, что ты совсем не умеешь пить.
– Я умею, – заявила Полина, – просто не пью.
Сергей выехал из дворцового сада и уже на шоссе протянул ей свой телефон.
– Есть работа.
– Опять искать в Интернете?
– Мне нужно все, что касается Глеба Пархатского. Перстень купил он.
– Я тебе и так расскажу, безо всякого Интернета. Полгода назад он умер в своем особняке под Парижем.
– Замечу: не умер. Его убили.
– Это не доказано, – возразила Полина.
– Найди все, что про него есть.
Полина постучала пальцами по экрану мобильника, набирая запрос.
– Ну, вот, например, слушай: «Второго апреля этого года в своем доме вблизи Парижа был найден Глеб Пархатский. Версия об убийстве не подтвердилась. Один из самых влиятельных людей России умер от обширного инфаркта. Состояние российского олигарха составляет девятьсот миллионов евро. После его смерти остался особняк в центре Лондона, поместья на Французской Ривьере и юге Франции…»
– Это все ерунда…
– Почему? – удивилась она.
– Ему вкололи инъекцию.
– Откуда тебе известно?
– Слышал… Только это не афишируется.
– Кто это сделал?
– Тот, кому понадобились деньги Пархатского.
– Дай-ка посмотрю, сколько ему лет… – Полина снова полезла в Интернет.
– Сорок семь. Вполне молодой мужик.
– Как сказать, – заметил Сергей.
– Это еще почему?
– Мне сорок один. Утром встаю и чувствую себя полной развалиной…
– Послушай. – Полина вернулась к теме, которая волновала обоих, но они избегали ее касаться. – Что нам теперь делать? Пархатский умер. У кого теперь перстень Пушкина, неизвестно.
– Утро вечера мудренее, – заметил Дуло.
– Может быть, нам пойти и сдаться полиции?
– Не говори глупости! Еще повоюем.
– Тебе звонят. – Полина отдала ему телефон. – Кажется, это Курочка.
Дуло взял трубку.
– Чего тебе, Нина Витальевна?
– Сергей Васильевич… – Курочка говорила шепотом. – Сегодня к нам приходил человек. Очень интересовался, где находитесь вы сами и ваша жена.
– Что ты сказала?
– Я сказала – не знаю.
– Молодец! – Сергей спросил напряженным голосом – С кем еще он говорил?
– Больше ни с кем.
– Мой новый телефон ему не давала?
– Что вы!
– Вот и умница… Теперь о делах. Есть что сообщить?
– Деньги на счет Трифонова поступали из фонда «Созвездие». Я интересовалась, чем они занимаются, никто ничего не знает. Однако удалось выяснить, из чьего кармана туда перетекают деньги…
– Кто хозяин?
– Небезызвестный вам Глеб Пархатский.
– Пархатский? Он же умер! – сказал Сергей и взглянул на Полину, она кивнула.
– Может быть, теперь кто-то вместо него.
– Послушай… – Сергей немного подумал и спросил: – Можешь выяснить все адреса его московской недвижимости?
– А подмосковная вас не интересует? – спросила Нина Витальевна.
– Давай заодно и подмосковную.
– Тогда записывайте.
– Откуда? – коротко спросил Дуло.
– Только сегодня узнавала для Флегонтова три адреса на Рублево-Успенском. Один из этих домов принадлежит Пархатскому. Или принадлежал, черт его знает…
– Та-а-ак… – протянул Дуло. – Не слишком ли много совпадений?
– Вы же знаете, Сергей Васильевич, – заметила Курочка, – в нашей работе совпадений не бывает. Это называется причинно-следственная цепочка.
– Сама не знаешь, насколько ты права!
– Служу Отчизне!
– И правильно делаешь.
Нина Витальевна тяжело вздохнула:
– Есть и неприятные новости.
– Ну, говори. – Дуло насторожился.
– В нашем отделе завелась крыса.
– Это фигуральное выражение или завелась настоящая?
– Фигуральное. У меня стащили банковский отчет о прохождении средств.
– Трифоновский?
– Да. На днях из вашего кабинета пропала флешка с записью того же Трифонова с заправочной станции. Теперь Петя Сикорский не может найти заключение экспертизы и образец автомобильной краски с отбойника.
– И все по одному делу… – Сергей подтвердил: – Это крыса. У тебя есть предположения?
– Я не знаю…
– Говори честно, кого-то подозреваешь?
– Я не могу так, безосновательно…
– Тогда на уровне ощущений.
– И все равно не могу…
– Ладно, – сказал Дуло. – Сам разберусь.
– Сергей Васи-и-ильевич, – заныла она. – Вот скажу, а потом выяснится, что человек не виновен.
– Флегонтов? – напрямую спросил Сергей.
– Он мне не нравится, – призналась Курочка.
– Ладно. Думаю, я скоро вернусь, а ты пока присмотрись к Юрию Леонтьевичу.
– Слушаюсь.
Сергей дал отбой и кинул телефон на колени Полине.
– Что-то случилось?
– Наши внутренние дела.
– Но я же вижу, что-то случилось, – не отступала она.
– Пришел к нам один, кажется, подсадной…
– В смысле – стукач?
– Таких называют оборотнями. Они преступникам информацию за деньги сливают.
– Что же теперь делать? – ужаснулась Полина.
– Завтра решим. Утро вечера мудренее. И, кстати… Вельветовый получал деньги из фонда Пархатского.
* * *
Филиппов принял решение, которое казалось ему правильным. Он посмотрел на часы, встал из-за стола, надел пальто. Выйдя за дверь, закрыл ее на ключ, на два оборота. Спустился по лестнице и вышел из Управления. Но вместо того чтобы сесть в машину, свернул на соседнюю улицу и отправился к ближайшему кафе. У барной стойки попросил телефон. Ему выставили аппарат, и он набрал номер Дуло.
– Здравствуй, Сергей, это Филиппов. Нам нужно встретиться.
* * *
Они только приехали и даже не успели раздеться. У Сергея зазвонил телефон, он объяснил, что звонит старый друг.
Но вдруг все изменилось. Полина смотрела на мужа и не понимала, отчего он так побледнел.
– Что случилось? – заволновалась она.
Сергей отодвинул жену и вышел из комнаты. Было слышно, как хлопнула входная дверь.
Полина вышла в прихожую, села, чтобы стянуть сапоги, затем на цыпочках прокралась к входной двери и прильнула к ней ухом. Услышала, как Сергей назначает встречу в шашлычной. Это было в нескольких километрах от их дома.
Услышав, что Сергей возвращается, Полина кинулась к своим сапогам.
– Подслушивала? – спросил он и сообщил тоном, не допускающим возражений: – Ты остаешься здесь. Я поеду один.
<< | >>
Источник: Анна Князева. Перстень Александра Пушкина. 2015

Еще по теме Закрыта дверь. Нам не войти.Лишь только избранные вхожи…:

  1. Закрытая дверь
  2. Глава 2. Закрытая дверь: тайная природа мгновенных решений
  3. Глава 2. Закрытая дверь: тайная природа мгновенных решений
  4. Как только в человеке сформировалось желание, все, что способствует его материализации, уже присутствует в невидимом мире. Нужно только войти в контакт со средствами реализации и верить, что желанное уже существует
  5. Слушание дел в закрытом заседании суда допускается лишь в исключительных случаях
  6. Не пренебрегайте хорошими акциями лишь потому, что ими торгуют только на внебиржевом рынке
  7. Таблица 1.2 Количество закрытий с повышением после однократного закрытия вниз; Количество закрытий с повышением после двукратного закрытия вниз
  8. Таким образом, когда мы становимся сознательными, это помогает нам решать проблемы гораздо быстрее, и не только в физическом смысле, но и на эмоциональном и ментальном уровнях
  9. Мы ощущаем себя детьми лишь потому, что это позволено нам нашим эгрегором. И когда это ощущение доходит до нас, можно быть уверенным, что это он говорит с нами.
  10. “В буддизме нас привлекает то, что он учит уважению ко всем формам жизни, как человеческой, так и жизни животных. Но так как мы новички, нас ставит в тупик один вопрос: "Чтобы правильно практиковать буддизм, надо ли нам отказаться от мяса?" По этому вопросу, как нам кажется, нет согласия и среди самих буддистов. Мы слышали, что в Японии и Юго-Восточной Азии не только миряне, но даже буддийские монахи и священнослужители употребляют в пищу мясо. Учителя, проповедующие в Соединённых Штат
  11. Как войти в форму?
  12. Входная дверь
  13. Эго всегда считает, что нашло самую легкую дорогу, но фактически оно только усложняет нам жизнь. Когда жизнью управляет осознанность, то вначале это требует от нас определенных усилий и кажется трудным, но на самом деле осознанность решительно упрощает нашу жизнь.
  14. Напомню, что признаки и формы поведения, описанные в этой главе, проявляются только в том случае, если человек носит маску мазохиста, стараясь таким способом избежать страданий униженного. В зависимости от тяжести травмы и интенсивности боли, эта маска может надеваться лишь на несколько минут в неделю либо практически не сниматься.
  15. Напомню, что характеристики и формы поведения, описанные в этой главе, проявляются только в том случае, если человек принимает решение носить маску контролирующего, полагая, что таким способом избежит страданий от предательства.В зависимости от тяжести травмы и интенсивности боли эта маска может надеваться лишь изредка, но может и почти не сниматься.
  16. каждая наша травма существует для того, чтобы напоминать нам: если другие причиняют нам страдания, то и мы причиняем страдания другим, а также самим себе.
  17. Избранные из иудеев
  18. КАК ИЗБРАТЬ СЧАСТЬЕ
  19. «ЮКОС». Избранные доказательства1