«Я никогда не забуду тебя, Эйми» .

На душе стало еще хуже, и я вновь судорожно всхлипнула.

За моей спиной скрипнули половицы, тихо простонала кровать. Я закрыла дверцы шкафа и обернулась к Кристен. Она привалилась спиной к изголовью кровати, вытянув себе на колени подушку.

Подушку Джеймса.

У меня бессильно поникли плечи:

– Мне его не хватает.

– Я знаю, – кивнула она и похлопала ладошкой по кровати рядом с собой.

Я тоже забралась на постель и, дотянувшись до изголовья, пристроилась головой к плечу подруги. Она прижалась щекой к моей макушке. Так мы с ней сиживали временами еще с тех пор, как мне было лет пять, – прильнув друг к другу и поверяя свои девчоночьи секреты. В последние же два месяца мы с Кристен сидели так особенно часто. Она была старше меня на пару лет и все мое отрочество и юность была для меня, единственного ребенка в семье, вместо сестры.

– Потом станет легче. Обещаю. – Она мягко обхватила меня за плечи.

От ее слов у меня опять полились слезы. Кристен поспешно нашарила на прикроватной тумбочке бумажные платки. Взяв сразу несколько, я высморкалась. Она убрала с моего виска влажные пряди и, тоже прихватив платочек, промокнула уголки глаз. Усмехнувшись сквозь слезы, Кристен выдавила улыбку:

– Совсем мы с тобою расквасились, верно?

Вскоре мы вдвоем уже отправились к Наде в кухню и за «Маргаритой» стали потихоньку рассказывать разные истории из нашей с Джеймсом детской и юношеской поры. После нескольких часов воспоминаний и приличного числа коктейлей с текилой Надя повалилась на диван и в считанные секунды засопела. Вторая подружка к тому времени уже спала в моей кровати. И вот тут-то, в доме, погруженном в полумрак и освещенном лишь слабым светом свечей, давно уже зажженных Кристен, я почувствовала себя совершенно одинокой.

Осторожно приподняв ноги Нади, я села на диван и положила ее лодыжки себе на колени.

Было уже десять вечера. Если бы все было хорошо, в этот час я была бы в объятиях Джеймса, который вел бы меня в свадебном танце по залу, мерно покачиваясь под нашу с ним любимую битловскую песню – «Two of Us»[1].

Надя что-то забурчала во сне, ерзая на диване. Потом поднялась и пошаркала в гостевую спальню, волоча за собою плед. Я же заняла ее место и вскоре унеслась мыслями прочь.

Я стала думать о Джеймсе. Зачем он тогда отправился в Мексику? Почему не подождал нашей свадьбы или не отправил вместо себя Томаса «обрабатывать клиента»? Ведь это же Томас – президент компании «Донато Энтерпрайзес», и как раз его обязанность обеспечивать все операции по импорту и экспорту мебели. Джеймс же как финансовый директор отвечал лишь за ведение бухгалтерии, а уж никак не за переговоры по контрактам. Однако он упрямо стоял на том, что именно он, а не кто-то другой, сумеет поладить с этим особым клиентом. Улетел он на следующий день после того, как я разослала приглашения на нашу свадьбу.

Мои веки стали тяжелыми, мысли сумбурно закружились, и я медленно окунулась в сон. Мне привиделась та женщина на парковке. Она была одета в черное с головы до пят, а глаза лучились радужным сиянием. Словно в мольбе, она воздела руки. Ее губы зашевелились, произнося некое заклинание. От его мелодичного напева воздух вокруг Лэйси вдруг задрожал, и у самых ее ног появилось лежащее тело. Тут же тело зашевелилось – и в этот миг я осознала, что лежит там не кто иной, как Джеймс. И что Лэйси возвращает его из мира мертвых.

<< | >>
Источник: Кэрри Лонсдейл. Лазурь на его пальцах. 2017

Еще по теме «Я никогда не забуду тебя, Эйми» .:

  1. Формула благодарения Благодарю тебя, изобилие. Благодарю тебя, сила. Благодарю тебя, удача
  2. Они никогда не бывают вызваны чем-то другим! Никогда! Ты — единственный, кто несет ответственность за свои эмоции!
  3. Забудь обо всем и иди к своей цели!
  4. НЕ СДАВАЙТЕСЬ НИКОГДА, НИКОГДА, НИКОГДА
  5. Приди ко мне, добрый молодец, приди в тишь закатную. Иди же скорей, извелась я тебя ожидаючи. Дай обнять мне тебя, дай обнять скорей. Мое гнездышко уже ждет тебя, ждет тебя мое гнездышко. Приди же ко мне, добрый молодец, сей же миг в тишь закатную. Охотник разделся и переплыл через реку, но тут женщина обернулась совой и улетела смеясь. Когда же он поплыл обратно за одеждой, то утонул в ледяной стремнине".
  6. Я всей душой прощаю тебя, X, поскольку теперь вижу, что ты не сделал ничего плохого и все происшедшее подчинено Божественному порядку. Я благодарю, принимаю и люблю тебя без всяких предварительных условий — такого, какой ты есть.
  7. образ жизни требует от человека соблюдения всего двух простых правил: 1) никогда не класть сахар в маленькую чашку чая; 2) никогда не забывать о том, что больших чашек в этом мире не бывает. Дайте оценку своему здоровью
  8. Никогда не говори никогда.
  9. Помни! Я близко не призываю тебя отказаться от получения образования. Раз ты читаешь эту книгу, то оное либо имеешь, либо всё равно к тому придёшь рано или поздно в подходящем именно тебе варианте (у меня были ученики, закончившие медицинское училище и «пробившие» за взятки документы «целителя» – есть в Реестре такая профессия); но чётко знай, что в рассматриваемой области любая «корочка» – это только бумажка на право работы и никогда не более того! Занавес!
  10. Помни! Никогда и никому не давай работать своими спицами! Ситуация со СПИДом мутная [108], но вирусные гепатиты абсолютно реальны, и никакое протирание спицы спиртом от заражения не спасёт! Если ты обучаешь группу «резаться» одним ножом, то его лезвие подготовлено и царапин не оставляет, но всё равно протирается 70-95% спиртом (не водкой – водка ничего не стерилизует) после каждого, и того достаточно, даже попадись у тебя в группе человек, ранее перенесший вирусный гепатит (а значит, исходно пре
  11. Помни! Нигде, никогда и ни в каких случаях квалифицированный сеанс даже эриксоновского гипноза (а тем паче Классического) не может стоить «ломаный грош» (количество сеансов в курсе работы зависит от фактуры конкретного клиентского случая, потому я обычно не признаю групповых сеансов психокоррекции). Где имеет место бесплатный сыр – тебе наверняка известно; так вот, при цене «грошовой» тебя наверняка планируют использовать в качестве «подопытного кролика», да ещё и за твои же деньги, пусть невели
  12. Любимая моя (любимый мой), я обещаю сделать все для твоего счастья. Прелесть моя, что тебя сегодня порадует? Сокровище мое, я обещаю тебе, что буду любить тебя всегда и без всяких условий.
  13. Не забудь, что характеристики и типы поведения, описанные в этой главе, возникают только тогда, когда страдающий травмой покинутого принимает решение носить маску зависимого, надеясь таким образом избежать выпавших ему страданий. В зависимости от серьезности травмы и интенсивности боли, маска может надеваться изредка или очень часто.
  14. Никогда
  15. Никогда
  16. 2а. Претензии к X: я сержусь на тебя за то, что: