загрузка...

Комментарий Сергея Кремлёва:

Размышления Л. П. Берии о сути репрессивной политики в СССР, безусловно, интересны, но полезно привести ряд конкретных иллюстраций к ним. Сравним три крупные и очень известные стройки, на которых широко использовался труд заключённых.

Беломорско-Балтийский канал стал одной из крупнейших строек первой пятилетки. Начало строительства — лето 1930 года, окончание — май 1933 года. Канал открывал для морского судоходства Ладожское и Онежское озера и имел важное народно-хозяйственное и военностратегическое значение.

Канал Москва — Волга — крупнейшая стройка уже второй пятилетки, строился с 1932 по 1937 год. Входил составной частью в план превращения Москвы в «порт пяти морей» и решил острейшую проблему промышленного и бытового водоснабжения быстро растущей столицы.

Волго-Донской канал имени В. И. Ленина — одно из крупнейших послевоенных гидротехнических сооружений в СССР. Сроки строительства — с 1950 по июнь 1952 года. Канал завершил грандиозную программу по реконструкции и созданию глубоководных внутренних судоходных путей и одновременно решал комплексную проблему ирригации и энергетики водных ресурсов Нижнего Дона.

Все три канала были проложены с широким использованием труда заключённых, однако назвать этот труд «рабским» — значит унизить труд и судьбу самих «канало-армейцев». Для многих из них работа на строительстве каналов действительно стала «путёвкой в жизнь». При этом по мере роста возможностей страны на этих трёх стройках изменялись и техническое оснащение, и уровень организации работ, и обеспечение заключённых и вольнонаёмных, и — цифры смертности, наконец!

Лишь на стройке Беломорканала и в первые года строительства канала Москва — Волга смертность была значительной. Так, смертность среди заключенных Белбалтлага была следующей: в 1931 году — 2,24 % от среднегодовой численности заключенных в лагере, в 1932 году — 2,03 %, в 1933 году — 10,56 %. Но 1933 год — это год голода в стране.

На строительстве канала Москва — Волга смертность в Дмитлаге была в 1933 г. — 16,1 %, но уже в 1934 г. — 3,88 %; в 1935 г. — 2,3 %: в 1936 г. — 1,4 %; в 1937 г. — 0,9 %.

Для сравнения — в России в 1913 году смертность среди всего населения составляла 2,9 %.

Уже на строительстве Беломорканала и тем более — канала Волга — Москва широко использовалась техника. Одних дипломированных инженеров среди строителей канала Волга — Москва насчитывалось три тысячи человек — вольнонаёмных. Что же до Волгодона, то вот установленные там нормативные уровни механизации: земляные работы — 97 %; приготовление и транспортировка бетона — 100 %; укладка бетона — 98 %; добыча бутового камня — 100 %; добыча камня и дробление его в щебень — 100 %; добыча гравия и песка — 100 %; забивка свай и монтаж металлоконструкций — 99 %; строительство жилых и промышленных зданий — 90 %; крепление откосов и дна канала железобетонными плитами — 50 %.

Цифра же смертности на Волгодоне была существенно ниже, чем в среднем по стране, — 0,746 %.

Но это не всё!

Вот ещё одна деталь из истории Беломорканала…

4 августа 1933 года Председатель Центрального исполнительного комитета Союза ССР М. И. Калинин подписал Постановление ЦИК СССР «О предоставлении льгот участникам строительства Беломорско-Балтийского канала имени тов. Сталина», по которому «за самоотверженную работу на строительстве Беломорско-Балтийского канала» была снята судимость с восстановлением в гражданских правах с 500 человек по представленному ОГПУ Союза ССР списку.

ОГПУ было поручено «обеспечить дальнейшее поднятие квалификации в строительном деле наиболее талантливых работников из числа бывших уголовников-рецидивистов и при поступлении в учебные заведения обеспечить стипендией».

К выходу этого Постановления ЦИК были уже полностью освобождены «от дальнейшего отбывания мер социальной защиты» 12 484 человека, «как вполне исправившиеся и ставшие полезными для социалистического строительства», и сокращены сроки в отношении 59 516 человек, «проявивших себя энергичными работниками на строительстве». Ряд заключённых был награждён орденами, в том числе — и орденом Ленина.

Эта практика стала нормой, в том числе — и на Волгодоне. 18 августа 1952 года Председатель Совета Министров Союза ССР Сталин подписал Постановление СМ СССР «О льготах заключённым, отличившимся на строительстве Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина». По нему предусматривалось: персональное досрочное освобождение 15 тысяч заключённых, в том числе 7 тысяч женщин, отличившихся на строительстве канала; персональное снижение срока заключения от 1 до 5 лет для 35 тысяч заключённых, в том числе 5 тысяч женщин.

3000 человек, из них 1000 женщин, награждались орденами и медалями СССР.

Когда, где и какое общество публично чествовало и поднимало на высокие общественные высоты тех, кто трудился в условиях заключения? Не просто прощало и отпускало на волю, а чествовало! Удостаивало высоких наград! Оценивало их труд как доблестный!

Ещё в начале 30-х годов по СССР проехал английский бизнесмен Гартель. Его интересовала не пропаганда, а реальные результаты и их причины. И резюме его было следующим: «Энтузиазм никогда не рождался из рабства. Если бы Советская Россия при осуществлении пятилетки зависела от принудительного труда, она распалась бы на следующий же день».

Руководить могут многие. Хорошо руководить могут немногие. А сдвинуть дело с мертвой точки или двинуть вперед новое дело, это надо уметь. Надо талант иметь. Но талант тоже можно воспитать, а еще важнее каждый талант заметить и поддержать. Сразу после революции талантов много проявилось, но тогда мало было образованных людей, как тяжело было с кадрами и как тяжело было без хорошего образования. Тяжело было с кадрами, когда я пришел в ЦК Грузии, это потом стало легче, когда новые кадры подобрали и воспитали.

Товарищ Сталин тогда правильно бросил лозунг «Кадры решают все». Они тогда решали. Сейчас решают и всегда будут решать. Тут что-то у наших классиков, может, не все правильно. Роль личности в истории, может, и не решающая. А роль руководящих кадров, может, и решающая. А кадры так просто не появляются.

Это и в Программе надо записать, о важнейшей роли поиска перспективных кадров, а потом воспитания и расстановки руководящих кадров. И обязательно надо отметить роль контроля кадров.

Уже почти за сорок лет Советской Власти у нас тут произошел колоссальный сдвиг. Когда я начал работать в Азербайджанской ЧК, а потом в ГрузЧК, тяжело было с кадрами.

Когда я приехал в Москву на НКВД, сразу дело хорошо пошло, потому что было много толковых крепких молодых кадров, потому что Ежов, не тем помянут, правильно сделал набор молодых инженеров с производства, из комсомола.

Уже я тоже взял из крепких партийных кадров, но тоже с производства, не из канцелярии.

И мы быстро наладили дело в НКВД, а Экономическое Управление стало работать сильнее Рабкрина.

<< | >>
Источник: Лаврентий Берия. «Пожить бы еще лет 20!» Последние записи Берии. 2012

Еще по теме Комментарий Сергея Кремлёва::

  1. Борис Сергеев. Парадоксы мозга, 1985
  2. Сергеев Борис Федорович. Тайны памяти, 1985
  3. Российская пресса о раскрытии тайны убийства Сергея Есенина
  4. Близкие Сергея Есенина у гроба покойного. Москва. 30 декабря 1925 г
  5. Прощание с Сергеем Есениным и Доме Союза писателей. Ленинград, декабрь 1925 г
  6. Отклики иностранных газет на трагическую гибель Сергея Есенина. Из коллекции Ильи Эренбурга
  7. Комментарий
  8. Комментарии
  9. Комментарии чиновников
  10. Комментарии юриста:
  11. Комментарий к тестированию Н.
  12. Комментарий к макробиотике
  13. Глава 16. Заключительные комментарии
  14. Комментарии к «Нити Ариадны»
  15. Глава 19. Комментарий к 18-й главе
  16. Комментарии к главе 1 Положения ЦБ РФ № 266-П
  17. Комментарии к главе 2 Положения ЦБ РФ № 266-П