Как правило, все происходит не так, как мы ожидаем, а так, как этому суждено произойти.

– Придется потрудиться, но в этом и фокус. Ты сможешь получить все, что пожелаешь, если представишь, что все это у тебя уже есть. Вот так вот просто – и в то же время сложно… Я представила, как приезжаю в Ланкастер этим летом.

Я видела, как сижу в магазинчике вместе с сыном. Я ощущала, как солнце светит в лицо через стеклянную витрину. Я видела, как держу Нила за руку. И я видела, как со мной разговаривает мальчик. Эту картину я нарисовала в своем воображении задолго до того, как запланировала поездку. Я не знала, как именно доберусь сюда, но верила, что этим летом окажусь в Ланкастере. Мысленно я уже была здесь.

– Вы видели меня? – спросил я.

– Я видела, как провожу время с мальчиком. Тогда я думала, что это будет мой внук, но все обернулось иначе. Оказалось, именно тебе я должна была уделить время. Видишь ли, Джим, я раскрыла сердце, прежде чем начала представлять себе эту поездку. Я раскрыла его и пожелала очутиться там, где во мне нуждаются, и рядом с человеком, который во мне нуждается. Затем я поверила, что это случится. Все происходит не совсем так, как мы ожидаем, но в точности так, как этому суждено произойти. Не знаю, почему мне было предначертано провести это время с тобой. Но знаю, что всегда есть веская причина. И знаю, что, если бы мне суждено было провести лето с внуком, это непременно случилось бы. Джим, есть такая старая поговорка: «Когда ученик готов, приходит учитель». Ты оказался тем учеником, который был готов.

Я мало что знал о жизни Рут, и лишь спустя сорок пять лет после того разговора мне довелось узнать, что лето следующего, 1969 года она провела вместе со своим внуком Кертисом на озере Изабелла – милях в ста от Ланкастера. С помощью волшебства она добилась своего. А возможно, как и в случае со мной, Кертис оказался готов к этому.

В тот день Рут отправила меня домой, велев отработать первые три трюка и уделить особое внимание тому, чтобы раскрыть сердце, а затем составить список всего, чего я хотел бы добиться в жизни.

– Перечисли десять своих желаний. Подумай, чего бы тебе хотелось добиться. Запиши, кем бы ты хотел стать. И завтра принеси список с собой.

– Я думал, у меня будет три желания, а не десять.

– Джим, у тебя может быть столько желаний, сколько звезд на небе. Но мы начнем с десяти.

До сих пор Рут не давала мне письменных домашних заданий, но я сделал в точности так, как она просила.

1. Добиться, чтобы нас не выселили.

2. Сходить на свидание с Крис.

3. Поступить в колледж.

4. Стать врачом.

5. Заработать миллион долларов.

6. «Ролекс».

7. «Порше».

8. Особняк.

9. Остров.

10. Успех.

На следующий день я протянул список Рут. Она пробежалась по нему глазами. «Хммм» было единственной ее реакцией.

– Что не так? – спросил я.

– Джим, ты раскрыл сердце, перед тем как составить список?

Я утвердительно кивнул. Впервые я соврал Рут, но лишь потому, что не совсем понял, как раскрывать сердце. Я чувствовал, что не до конца освоил этот прием, но желание научиться последнему трюку было настолько сильным, что я не хотел задавать Рут дополнительных вопросов или возвращаться к пройденному материалу. У меня оставалось всего шесть дней, чтобы выяснить, как воплотить в жизнь все, перечисленное в списке.

– Не знала, что ты мечтаешь стать врачом.

Дело было, когда я учился в четвертом классе. Как раз проходил День профессий, во время которого представители различных профессий рассказывали детям о своей работе. Мы уже выслушали пожарного, бухгалтера и страхового агента – ни один из них меня не заинтересовал. Разве что пожарный… но он сказал, что его работа главным образом заключается в том, чтобы сидеть и ждать, пока не случится что-нибудь плохое. Следующий человек оказался совершенно другим. Он улыбнулся каждому из нас. Это был врач-педиатр – тот, кто лечит детей.

– Для меня большая честь и привилегия заботиться о людях, которым нездоровится, особенно о детях. Не каждый справится с такой работой, – произнес он. – В детстве у меня была сильная астма, и я чуть не умер. Мама отвела меня к врачу, и я на всю жизнь запомнил его улыбку. Едва я увидел его, как сразу понял, что не умру. И в ту же секунду я решил тоже стать врачом.

Стоя перед классом, он увлеченно рассказывал о своей работе.

– Впрочем, это не совсем работа. Это призвание. Призвание, которое дано не каждому. Призвание, ради которого человек готов трудиться больше, чем требует работа со стандартным пятидневным графиком. Приходится работать сверхурочно, потому что от тебя зависят жизнь и здоровье людей: если ты их подведешь, они могут умереть.

Я огляделся по сторонам, чтобы понять, очарован ли кто-нибудь из одноклассников так же, как я. Должно быть, врач заметил, как завороженно я смотрю на него, потому что на перемене после выступления подошел ко мне и спросил, как меня зовут.

Хотя я отлично читал и неплохо успевал по некоторым предметам, в целом ученик из меня был неважный. Я не понимал, в чем смысл учебы. Родители твердили, что учиться надо, но у меня не было для этого ни подходящего места, ни человека, который при необходимости помог бы. Сложно сосредоточиться, когда в доме орет телевизор или родители опять ссорятся. Учительница уделяла внимание в основном лучшим ученикам или тем, кто всегда приходил на уроки подготовленным. Не помню, чтобы меня хоть раз спросили, почему я опоздал или не сделал домашнее задание. Обычно я открывал рот, только чтобы ввернуть очередную шутку (из-за них у меня частенько бывали неприятности), в остальное же время я чувствовал себя невидимкой.

Однако к этому человеку у меня был миллион вопросов: «А на ваших глазах кто-нибудь умирал?», «Может быть, рождался?», «Вы делаете уколы?», «Что вы делаете, когда дети плачут на приеме?»

Я задал ему дюжину несвязанных вопросов о том, каково это – быть педиатром, и он ответил на каждый, а перед уходом пожал мне руку, как взрослому.

– Возможно, и ты когда-нибудь станешь врачом.

Я и представить не мог, что пойду в колледж или стану врачом. Это казалось столь же невероятным, как полет на Луну, но он вроде бы не шутил. Он посмотрел мне в глаза и произнес:

– Я вижу, что тебе не все равно, и могу сказать, что из тебя вышел бы отменный врач. Не стоит себя недооценивать.

Он снова улыбнулся и вышел из класса.

«Не стоит себя недооценивать», – его слова эхом отозвались у меня в голове. Не то чтобы я себя недооценивал – скорее мне казалось, что и оценивать-то особо нечего.

Тем не менее в ту самую секунду, несмотря на то что никто из моей семьи не учился в колледже, я решил, что именно этим и займусь – стану врачом. Я живо представил, как в больнице меня вызывают по громкой связи, – точно так же, как в сериале «Бен Кэйси». До сих пор помню, что главный герой был нейрохирургом.

Совпадение? Кто знает. Скажу лишь, что и по сей день ясно вижу его в своем воображении и слышу, как его вызывают по громкой связи.

Я сказал Рут:

– Да, я хочу стать врачом, – но затем поправил себя: – Я знаю, что стану врачом.

Я не имел ни малейшего представления о том, как добьюсь своего (я даже и не мечтал поступить в колледж, не говоря уже о медицинском факультете), но в тот миг отчетливо знал, что это произойдет.

Рут хлопнула в ладоши, словно я сделал что-то поразительное.

– Вот именно, – воскликнула она. – Это именно то, о чем я тебе говорила.

– Что «это»?

– Вот эта уверенность. Ты должен быть уверен, что станешь врачом. А затем следует мысленно нарисовать картину того, что ты уже стал врачом. Взгляни на мир глазами состоявшегося врача.

Я закрыл глаза и попробовал. Было сложно. Мне с трудом удалось увидеть себя врачом, который смотрит на свой белый халат. Но картинка была мутной, словно в тумане.

– Слишком сложно.

– Вот почему первым делом необходимо расслабиться и очистить разум от всех мыслей, – объяснила Рут. Она снова помогла мне выполнить самое первое упражнение. – Теперь, когда я завладела твоим вниманием, настало время обозначить твои намерения.

– Обозначить что? – Я открыл глаза.

– Твои намерения. Если ты расслабишь тело, очистишь разум и откроешь сердце, тебе не составит труда четко обозначить свои намерения. Ты намереваешься стать врачом. Это ты знаешь наверняка.

Я закрыл глаза и подумал: «Я намереваюсь стать врачом. Я определенно намереваюсь стать врачом. Мои намерения в том, чтобы стать врачом, определенно». Я не был уверен, какая формулировка лучше, так что мысленно проговорил все три.

– Теперь, Джим, представь, что смотришь в окно. В сильно запотевшее окно. Как, например, в машине, когда снаружи холодно. Представь, что твои намерения – это решетка обдува стекла. Снова и снова повторяй свои намерения, чтобы видеть в окне все более и более четкую картину. Окно становится все менее и менее запотевшим. По другую сторону стекла ты, ставший врачом. Чем отчетливее ты будешь видеть себя через окно, тем с большей вероятностью этот образ воплотится в реальность.

Я пробовал и пробовал и в конце концов отчетливо разглядел себя в белом халате, стоявшего по ту сторону воображаемого окна.

– Продолжай так делать, – сказала Рут. – День за днем. Неделю за неделей. Месяц за месяцем. Год за годом. Все, что тебе удастся отчетливо разглядеть через окно в своем воображении, станет явью. И чем лучше ты представишь, будто у тебя уже есть то, что виднеется в этом окне, или будто ты уже стал человеком, которого там видишь, тем быстрее это произойдет на самом деле.

– Это правда возможно? – спросил я. – Обещаете, что этот трюк сработает?

– Обещаю, – ответила Рут. – Я никогда тебе не врала, Джим. И сейчас не собираюсь. Но придется приложить немало усилий, и для одних желаний может понадобиться больше времени, чем для других. А иногда желания будут исполняться не совсем так, как ты представлял. Но я тебе обещаю: все перечисленное в твоем списке, все, чего ты искренне желаешь, все, о чем ты подумаешь и что отчетливо представишь, обязательно станет реальностью. Только надо по-настоящему в это верить и стараться изо всех сил. Ты должен сначала представить то, чего желаешь, а затем настойчиво этого добиваться. Нельзя просто сидеть в комнате и ждать. Ты должен получить хорошие оценки в школе, поступить на медицинский факультет и выучиться на врача. Вместе с тем каким-то волшебным образом твоя мечта сама будет притягиваться к тебе, и в конце концов ты станешь таким, каким себя представлял. Если будешь правильно использовать разум и сердце, это непременно произойдет. Даю слово.

Вернувшись домой тем вечером, я решил, что не помешает законспектировать все уроки Рут, чтобы никогда их не забыть. Я достал блокнот из коробки со своими самыми ценными вещами, нашел пустую страницу и вверху вывел: «Магия Рут». Перевернув страницу, я записал все, что узнал: как расслаблять тело, успокаивать разум, раскрывать сердце и формировать намерения. Я записал все, что смог припомнить, даже если не до конца понимал, что значат те или иные фразы. Я сделал пометки на полях. Я не хотел упустить ни единой мелочи. В тот же блокнот я скопировал список из десяти желаний.

Я прочел первый пункт списка: «Добиться, чтобы нас не выселили». Я перечитал все, что Рут говорила о последнем трюке. Надо было подумать о том, чего я хочу, много раз мысленно повторить свое намерение, а затем вообразить, будто оно уже исполнилось. Я не должен был думать о том, чего не хочу. Но я не знал, как представить, что нас не выселяют.

Нас уже выселяли раньше. Приходил полицейский и вручал маме уведомление о выселении, а следом шли нанятые домовладельцем люди, чтобы вышвырнуть наши вещи на улицу… Я не хотел представлять это снова и снова, но как представить, что этого не происходит, если отчетливо видишь всю сцену в своем воображении? Если видишь, как все наши соседи, все мои друзья наблюдают за нашим выселением: как нам некуда податься, как нас устраивают в приют для бездомных, а наши пожитки отвозят на свалку. Я больше не хотел прокручивать в голове эту картину. Она причиняла слишком много боли.

Я подумал о словах Рут и решил представить противоположную картину. Всю оставшуюся неделю я часами рисовал в своем воображении образ, в котором нашу семью не выселяют из дома. Я представлял, как мы платим за аренду. Я представлял нас счастливыми. С помощью разума я начисто вытер запотевшее окно.

Временами я все еще ловил себя на том, что слышу, будто в дверь стучит шериф. Это ужасающий стук. Громкий и резкий – его невозможно игнорировать. Я знал, что означает этот стук. И я помнил, что первое число приближается с неумолимой скоростью. Рут уедет, а я останусь без дома. Оба образа – плохой и хороший – сражались между собой у меня в голове, но с каждым днем я все больше и больше расчищал запотевшее окно. Я видел, как мама вносит арендную плату, как мы остаемся в нашей квартире. Мысленно я без конца повторял: «Мы заплатим за квартиру. Нас не выселят».

Вплоть до последней встречи мы с Рут занимались каждый день. Она помогала мне представить себя врачом, а возвращаясь домой, я концентрировался на другом образе – на том, в котором мы платим за квартиру. Отец говорил, что ему вот-вот заплатят за давно сделанную работу, но я ему не верил. Я слышал подобные истории раньше. На горизонте маячило выселение, и я боролся с ним единственным известным мне способом – с помощью магии Рут.

Мы с Рут попрощались субботним утром. Она обняла меня и долго не отпускала.

– Я горжусь тобой, Джим.

– Спасибо, Рут. Спасибо за все, чему ты меня научила.

<< | >>
Источник: Джеймс Доти. Компас сердца История о том, как обычный мальчик стал великим хирургом, разгадав тайны мозга и секреты сердца. 2017

Еще по теме Как правило, все происходит не так, как мы ожидаем, а так, как этому суждено произойти.:

  1. “В буддизме нас привлекает то, что он учит уважению ко всем формам жизни, как человеческой, так и жизни животных. Но так как мы новички, нас ставит в тупик один вопрос: "Чтобы правильно практиковать буддизм, надо ли нам отказаться от мяса?" По этому вопросу, как нам кажется, нет согласия и среди самих буддистов. Мы слышали, что в Японии и Юго-Восточной Азии не только миряне, но даже буддийские монахи и священнослужители употребляют в пищу мясо. Учителя, проповедующие в Соединённых Штат
  2. 5. Я представляю зависимость примерно так же, как трактуют некоторые процессы в гештальттерапии: как циркуляцию в мозгу потоков энергии
  3. Я ЛЮБЛЮ СЕБЯ ТАК, КАК ЛЮБЛЮ АРУГИХ АРУГИЕ ЛЮБЯТ МЕНЯ ТАК, КАК Я ЛЮБЛЮ СЕБЯ
  4. Ошибка возможна только в вашем личном отношении. Если вы верите и не испытываете страха, все будет так, как вы хотите
  5. "Как внизу, так и вверху": Вселенная как космическая голограмма
  6. Не происходит ли так, что команда управляющих охотно ведет диалог с инвесторами о положении дел в компании, когда они идут хорошо, но «набирает в рот воды», как только возникают проблемы?
  7. Внимание! Как показала практика, если в ваших раскладах постоянно выпадает перевёрнутая Виньо в результирующей позиции, что-то у вас всё-таки идёт не так хорошо как вам кажется.
  8. Как аукнется, так и откликнется
  9. Ничто не губит так, как успех
  10. "В трактате Нарахари Раджанигханту, среди названий лекарственных трав встречается целый ряд комплексных терминов, имеющих в своём составе слово "свиной", как правило в качестве первого элемента. Так, sukara-kanda — это "свиной клубень", sukara-padika — "свиная нога", а sukareshta означает "искомый свиньями". Нейман считает, что по аналогии с последним, sukara-maddava означает "свиное наслаждение", что по его мнению, является не чем иным, как