Далай-лама как-то сказал: «Моя религия – доброта». Доброта стала и моей религией.

Помнил я и о том, что обещал Рут однажды научить магии других. Я не знал, когда подвернется такая возможность, но каждый вечер, занимаясь визуализацией, думал об этом. Порой я видел, как обнимаю страдающего пациента или его опечаленных родственников либо как выступаю на сцене, а иногда представлял, как беседую с великими философами и духовными лидерами.

Я всегда был (и остаюсь по сей день) атеистом, но частенько размышлял о знакомстве с Рут и о том, что случилось со мной после аварии. И в результате я понял: можно оставаться свободным от предубеждений и догм, веря при этом, что не все в жизни поддается объяснению. Во многих смыслах это тоже подарок, сделанный Рут. Принятие того, что я не нуждаюсь в точном ответе.

Я чувствую, что все мы связаны между собой. Глядя на другого человека, я вижу в нем себя. Вижу свои слабости, свои неудачи, свою уязвимость. Но вижу и силу человеческого духа, силу Вселенной. В глубине души я верю, что любовь – тот клей, что скрепляет нас воедино. Далай-лама как-то сказал: «Моя религия – доброта». Доброта стала и моей религией.

Я всегда заботился об окружающих, в том числе о пациентах. Вместе с тем, когда учишься раскрывать сердце, это может принести боль. Сильную, порой невыносимую. Так было и со мной. Временами боль не позволяла полностью отдаться настоящему моменту, как мне того хотелось бы. Когда же я по-настоящему раскрыл сердце, как учила Рут, моя реакция на боль изменилась. Я больше не стремился убежать от боли – я стремился принять ее. Вот что позволило мне понять себя и ощутить связь с окружающими. Мои отношения с пациентами изменились. Я трачу больше времени на то, чтобы побеседовать с ними, и стараюсь по-настоящему раскрыть сердце для каждого из них. Я выслушиваю их жалобы, после чего прислушиваюсь к их сердцу – не с помощью стетоскопа, а с помощью собственного сердца.

* * *

Стетоскоп изобрели в 1816 году: одному французскому врачу было неловко прикладывать ухо к груди пациенток (как было принято делать в то время), и вместо этого он свернул трубкой двадцать четыре бумажных листа, благодаря чему между ним и пациентом появилось дополнительное пространство.

Мне кажется, с тех пор врачи еще больше отдалились от пациентов. Я обнаружил, что больным становится лучше уже от того, что я трачу на них время и уделяю им внимание. Я позволяю каждому рассказать свою историю и признаю чужие страдания, достижения и муки. Во многих случаях это помогает снять боль лучше, чем лекарства, а иногда приносит больше пользы, чем хирургическое вмешательство. И по сей день я твержу студентам и стажерам: пусть современная нейрохирургия требует высочайшей квалификации и разностороннего оборудования, мой успех в качестве нейрохирурга стал результатом того, что я забочусь о пациентах и концентрирую на них внимание.

Еще одной удивительной переменой во мне стало то, что, куда бы я ни пошел, мне повсюду стали встречаться точно такие же люди, как я. Продавец в продуктовом магазине. Ночной уборщик в больнице. Женщина у светофора, которая просит денег у проезжающих мимо людей. Парень, который чересчур быстро мчится на «Феррари». У каждого из них своя история – точно так же, как у меня. У каждого свой жизненный путь. Каждому доводилось испытывать трудности и страдания. От самого бедного до самого богатого – все они такие же, как я.

Я перестал цепляться за историю, которая определяла мою жизнь. Отождествляя себя с нищетой, я продолжал жить в нищете, сколько бы денег ни заработал. Каждый день во время медитации я раскрываю сердце для отца и матери и нахожу в нем прощение. Я раскрываю сердце для мальчика, которым когда-то был, и нахожу в нем сострадание. Я раскрываю сердце навстречу всем ошибкам, что когда-либо совершил, всем глупым попыткам доказать свою ценность миру и нахожу скромность. Я осознаю, что не я один голодал. Не я один испытывал одиночество, чувствовал себя отрезанным от мира, чуждым ему. Я раскрываю свое сердце и нахожу в нем способность связываться с остальными сердцами, которые встречаю в жизни.

Это одновременно и изматывает, и поражает красотой, и кажется странным.

<< | >>
Источник: Джеймс Доти. Компас сердца История о том, как обычный мальчик стал великим хирургом, разгадав тайны мозга и секреты сердца. 2017

Еще по теме Далай-лама как-то сказал: «Моя религия – доброта». Доброта стала и моей религией.:

  1. Александра Дэвид-Нил (1868—1969) В возрасте 54 лет Дэвид-Нил стала первой западной женщиной, побывавшей в тибетской столице Лхаса, где ее официально принял Далай-Лама. Во время своего 12-летнего пребывания в Тибете она видела таинственные, кажущиеся волшебными достижения адептов, мастеров, мудрецов и магов.
  2. Налог на доброту. Суть дела
  3. Практикуйте спонтанные акты доброты и красоты
  4. Тенцин Гиасгпо, Четырнадцатый Далай-Лама, «Сострадание и личность»
  5. Капитализм как религия
  6. СТРОЙТЕ СВОЕ ГОРЯЧЕЕ ЖЕЛАНИЕ ДЕНЕГ НА ПРОЧНОМ ФУНДАМЕНТЕ ПОРЯДОЧНОСТИ И ДОБРОТЫ
  7. 8) Шаманизм как религия и как традиционное верование.
  8. • Как относится к прививкам религия?
  9. 14-й Далай-Лама во время бегства из Тибета в Индию. Фото Генриха Харрера. «Тогда мне посчастливилось сделать свой последний и лучший снимок Четырнадцатого Далай-Ламы; это самая последняя фотография Его Святейшества в независимом Тибете. Я очень беспокоился за этого юного божка, зная, что скоро его страна окажется под железным каблуком Мао Цзеду-на», — вспоминает Харрер.
  10. Официальная религия
  11. Фиаско религии
  12. Эволюция религии
  13. Капитализм: основные признаки религии
  14. Религия и психотерапия
  15. Нерелигиозная религия
  16. Религия
  17. «Ранний» Маркс о «религии денег»
  18. Рождение новой религии
  19. Религия.