В чем я вижу основную задачу клиники доктора Александрова Какие инновации в офтальмологии и стоматологии мы внедряем в своей клинике Что из опыта немецкого здравоохранения следует внедрить в России с ее огромной территорией

Поскольку я доктор, то довольно хорошо знаком с данными о продолжительности жизни людей в разные исторические периоды. В это сейчас верится с трудом, но в XIX веке средняя продолжительность жизни составляла 33 года — на первом месте стояла смертность от инфекционных болезней.

Меньше ста лет назад пандемия гриппа «испанка» унесла 40 миллионов жизней, в том числе три миллиона в России.

У Гиляровского как раз по теме есть рассказ про купцов. Во время разудалых гуляний они развлекались разными аттракционами. Например, наполняли рояль шампанским и кидали туда шпроты, а человек при этом продолжал играть. Одной из самых любимых забав считалась «русалка». Наливали ванну шампанского, в ней плавала голая женщина, за что ей платили примерно 50 рублей. Для примера, много это или мало: корова стоила 10 рублей. Так что платили щедро, и вот почему. Наливаемое шампанское имело температуру всего восемь градусов — таковы условия хранения напитка. Представьте себе человека, плавающего голышом в ванной в таких экстремальных условиях. Купцы пока выпьют шампанское, пока обцелуют — столько времени пройдет. Женщина переохлаждалась, заболевала воспалением легких и могла умереть. Поэтому заплаченные за увеселение публики 50 рублей, как жестоко ни звучит, по сути являлись авансом на лечение.

Александр Флеминг в 1928 году изобрел пенициллин, во время Второй мировой войны наладили его массовое производство. Инфекции перестали косить людей, и продолжительность жизни выросла до 50–55 лет. На первое место вышли сердечно-сосудистые заболевания. Люди в основном погибали от инсультов, инфарктов. Первая болезнь поражает сердце, вторая — головной мозг.

Каковы причины инфаркта и инсульта? Их две. Первая — это закупорка сосуда бляшкой при излишке холестерина. Вторая — разрыв сосуда. В зависимости от причины применяются разные методики лечения. Если произошла закупорка, необходимо разжижение крови. В случае разрыва сосуда, наоборот, нужно, чтобы образовался тромб.

Ученые, работая над этой проблемой, научились определять размер бляшки, из-за которой образуется тромб и уменьшается кровоснабжение сердца. Врачи разжижают кровь, чтобы избавиться от тромбов и убрать бляшки с сосудов. Сердечно-сосудистые заболевания отступили, и в развитых странах средняя продолжительность жизни выросла до 70–75 лет.

Единственный оставшийся бич — рак, но и в онкологической области есть серьезные достижения.

К сожалению, медицина в нашей стране в очень плохом состоянии; профилактика сердечно-сосудистых заболеваний, являющихся причиной смерти в 55–60 процентах случаев, не налажена. И я решил создать свою клинику.

С одной стороны, это чисто медицинская область, с другой — моя, бизнесменская: как сохранить людей, представляющих ценность компании, с которыми я ее создавал и поднимал? Как сделать так, чтобы они жили максимально долго?

Сказано — сделано. Мы с Юрием Александровичем Изачиком арендовали этаж в Медицинском центре гражданской авиации на Иваньковском шоссе, сделали качественный ремонт, а в дизайне помог давнишний товарищ, марокканский доктор Кассем, спасавшийся у меня от долгов.

Первое, что предприняли, — пригласили врачей-кардиологов, купили передовое оборудование, в том числе исследовательского класса, аппаратуру УЗИ и стали регулярно наблюдать наших ведущих сотрудников.

Менталитет советского человека с годами выработал принцип: если пойдешь к доктору, он обязательно что-то найдет. Вот люди и не торопятся. Поэтому мне приходится действовать согласно старой поговорке: «Еж — птица гордая, не пнешь — не полетит». Каждый год я буквально за руку беру всех топ-менеджеров и под страхом смертной казни заставляю проходить медицинское обследование. По сути это привычное диспансерное наблюдение, но уже на более глубоком уровне: оно включает консультацию высококвалифицированных врачей и обследование на современной медицинской аппаратуре.

Говорят, новое — это хорошо забытое старое. Ни один сотрудник ЦК КПСС не мог уйти в отпуск, не принеся справку о прохождении медицинской комиссии. Ясное дело, при таком подходе большинство партийных лидеров доживали до 70–80 лет.

Ведущим сотрудникам нашей компании за 50–60 лет, некоторым — за семьдесят, при этом они активны, энергичны, работают по 12 часов в сутки и получают удовольствие. Уверен, создав клинику, мы свою задачу по сохранению здоровья кадров выполнили.

В клинике работает диагност от бога профессор Сергей Валерьевич Иванов, заведующий диагностическим отделением в больнице РЖД. Он рекомендовал нам оборудование, позволяющее выявлять сердечно-сосудистые заболевания на раннем этапе. За счет этого мы продлеваем жизнь сотрудников.

После того как у меня обнаружили рак лимфатических узлов четвертой стадии, мы достаточно серьезно изучали проблематику. Выяснили, что новейшие методы лечения применяют специалисты, работающие в Мюнхене и Нью-Йорке. Профессора из этих центров считают себя равновеликими друг другу, поэтому пришлось самому решать, где лечиться. Я выбрал Мюнхен.

Лежал в клинике Баварского медицинского института, меня лечили новым методом, не буду о нем здесь рассказывать. К сожалению, в России этот тип лечения пока только в зачатке. Бог меня миловал. Я полгода лечился, потерял значительный вес, но выжил. И в течение вот уже двух лет наблюдаюсь.

В отделении, куда я попал, находилось примерно 30 человек, из них русскоговорящих — трое. За два года моего лечения русских стало примерно 50 процентов. В Мюнхене даже поднялась шумиха: отделение существует на немецкие деньги, почему же профессора лечат русских, а немцев, платящих налоги, чуть ли не во вторую очередь ставят? Шли жаркие дебаты. А профессорам выгодны русские — от нас они получают вдвое-втрое больше, чем за немецкого пациента от страховой компании.

Отметив, что приезжает все больше русских, я подумал: а почему не сделать так, чтобы ведущие мировые специалисты консультировали у нас? Но рак — сложное заболевание, поэтому решил начать с болезней попроще.

В Германии мне нравится система сельских врачей, вроде наших участковых. Если человека, например, ударили в глаз или туда попала ветка и местный врач не может определить степень повреждения, то он снимает данные и передает их в центральную клиническую больницу. А там специалист смотрит, что дальше делать с больным. Именно этот пример подтолкнул меня к мысли об организации похожего офтальмологического отделения в своей клинике.

Оказалось, что наш научный руководитель Юрий Изачик знаком с мамой Алексея Владиславовича Дашевского, талантливого русского офтальмолога, уехавшего в Германию и ставшего председателем общества офтальмологов Мюнхена. Представляете, какое достижение для иностранца? Кстати, в Германии лучшим врачам присваивается своеобразный медицинский «Оскар», так у Дашевского — «Оскар» по офтальмологии.

Мне очень повезло, я с ним познакомился и договорился о том, что мы установим самое современное оборудование в нашей клинике, наши врачи-офтальмологи будут смотреть пациентов, а сложные случаи передавать ему для консультации. При необходимости операции он либо вызывает больных в Мюнхен, либо консультирует во время операции в России. У Алексея Владиславовича масса заслуг по применению новых методик. В итоге по офтальмологии мы сейчас вышли на мировой уровень. Смогли поставить мозги специалистов Германии на службу нашим больным.

Моя дочка Наташа пошла по стопам моего отца, стала врачом-стоматологом. Окончила тот же институт, что и дедушка, потом три года отработала у нас на заводе, лечила зубы сотрудникам.

Как-то раз мне потребовалась помощь стоматолога, кажется, пломбу поставить. Сел в кресло и единственное сказал: доченька, все боятся стоматологов, самое главное — научиться не причинять людям боль. Она стала лечить мне зуб, и я заснул. Наташа с медсестрой смеялись, а я храпел. В общем, экзамен дочка сдала.

Более того, Наташа так научилась лечить пациентов, что они преспокойно себя чувствуют в кресле стоматолога. Дочка получила степень кандидата медицинских наук, и мы в нашей клинике в Тушине открыли стоматологическое отделение.

Во время лечения в Германии я узнал, что существует аппаратура, позволяющая вставлять зубы за один день. На чем основан принцип? Приведу для аналогии пример с потерей ключей. Раньше сделать новые ключи — это была целая история. Человек приходил с ключом, мастер зажимал в тиски образец, долго старательно вытачивал. А тут я случайно увидел, как сейчас делают ключи. Берется образец, зажимается, рядом крепится другой, компьютер идет по всем поверхностям и изгибам старого ключа, станок повторяет эти же движения на новой заготовке. В итоге всего за пять минут получается новый ключ.

В Германии, оказывается, точно такую же технологию изобрели для изготовления зубов. Старая методика такова: приходишь, сначала снимают слепок, затем его отправляют зубному технику, а он потом долго и скрупулезно делает зубы. Теперь же компьютер снимает поверхности твоих зубов, причем сразу видит, где и что нужно сделать. Затем отправляет снимки на станок. Станок, в свою очередь, воспроизводит один в один то, что предоставил компьютер. Это позволяет делать зубы буквально за день: утром пришел — вечером ушел, уже с зубами, не надо ходить несколько раз.

Мы закупили аппаратуру, и моя дочь стала заниматься изготовлением зубов — еще одно достижение нашей клиники.

А вот пример того, как мы применяем новую технологию. На территории оздоровительного центра Vitality в латвийском Айзпуте (в следующей главе расскажу о нем подробно) мы открыли новую конюшню. А директор конноспортивного центра уже в возрасте и без зубов. На открытие ожидался приезд мэра города Лиепая, и как-то выходило некрасиво, что директор центра у нас беззубый. Отправили его в Москву, чтобы дочка сделала. Так он во вторник приехал в клинику, а в четверг вечером вернулся в Айзпуте с красивыми зубами.

Подведу итог того, что мы делаем в клинике доктора Александрова. Первое — ведение топ-менеджмента и ключевых сотрудников, на которых держится компания. Второе — платные услуги всем желающим (но мы особо себя не рекламируем). Третье — офтальмология; лучшие профессора и специалисты Германии консультируют нас.

Если офтальмология даст хорошие результаты, а она уже идет нормально, то я хочу то же самое сделать с онкологическими заболеваниями. Как я уже рассказал, в отделении, где я лежал, два года назад лечилось трое русских, а сейчас из тридцати человек наших соотечественников уже половина. Спрос есть. Может быть, схема подвинет нашу медицину вперед.

Четвертая сфера нашей специализации в клинике — сексопато­логия.

В заключение надо сказать, что в отдельных случаях наша клиника бессильна. Я уже рассказывал про алтайца, боявшегося сифилиса. Это называется сифилофобией. А моему знакомому Коле Вещикову уже за семьдесят, и он всю жизнь считает, что у него этмоидит (воспалительный процесс в области носа), про который он когда-то прочитал. Фобия такая.

Уже лет сорок он рассказывает, как у него болят суставы из-за этмоидита. При этом ни один врач такого диагноза ему ни разу не ставил. Мягко говоря, Коля уже меня утомил. Утверждает: все наши врачи сговорились, это мафия, не желающая ставить диагноз. Я ему предложил:

— Коля, давай так. Куда ты хочешь поехать консультироваться и лечиться?

— В Англию.

— Нет проблем. Я тебе оплачу поездку и консультацию, но если вдруг врач установит, что у тебя нет этмоидита, ты встаешь на стул перед всеми и говоришь, что ты мудак!

Теперь он всем рассказывает, что Борис Юрьевич даст денег на лечение, но пока почему-то в Англию не едет. Наверное, не хочет на стул залезать.

<< | >>
Источник: Александров Борис Юрьевич. Сырок. История моей жизни и бизнеса. 2016

Еще по теме В чем я вижу основную задачу клиники доктора Александрова Какие инновации в офтальмологии и стоматологии мы внедряем в своей клинике Что из опыта немецкого здравоохранения следует внедрить в России с ее огромной территорией:

  1. ПОЛОЖЕНИЕ о клинико-экспертной комиссии государствен-ного (муниципального) лечебно-профилактического учреждения, органа управления здравоохранением территории, входящей в со-став субъекта Федерации, и субъекта Федерации
  2. Выздоровевший больной чувствует себя «лучше, чем просто хорошо». Карл Менненджера, основатель одноименной клиники, говорил, что часто состоя­ние пациентов, оправившихся после приступа психического заболевания, бывает «лучше, чем просто хорошее».
  3. Клиника
  4. Клиника поражения BZ.
  5. Клиника отравлений ДЛК.
  6. Я вижу в своей жизни некоторые ключи, — а именно повторяющиеся ситуации и другие «совпадения», — которые указывают на то, что у меня было много возможностей исцелиться, которые я в свое время не заметил. Например:
  7. Предварительные Замечания к Клинике и Патофизиологии Сердечно-Сосудистых Заболеваний
  8. 2. Механизм возникновения и развития ипритных поражений. Клиника отравлений.
  9. Чем проще живет человек, тем он чувствительнее и тем более готов к восприятию нового опыта. Тот же, кто усложняет свою жизнь, остается прикованным к тому, что уже знает, что давно изучил.
  10. 1.3. Особенности развития клиники отравления ТХВ удушающего действия. Обоснование методов профилактики и лечения.
  11. 2.3. Дихлорэтан – физико-химические свойства, токсичность, механизм токсического действия, клиника, профилактика и лечение
  12. 2.4. Тетраэтилсвинец – физико-химические свойства и токсичность, механизм токсического действия, клиника, профилактика и лечение.