Депрессия и конец золотодевизного стандарта: 1929-1931 гг.

Великобритания, США и другие страны могли бы встретить депрессию или, как говорят в наши дни, рецессию, поразившую мировую экономику в 1929 г., точно так же, как они это делали прежде в условиях классического золотого стандарта.
Если говорить коротко, можно было признать, что политика, породившая инфляционный бум, была безрассудна, а значит, нужно запустить механизм рецессии, который и восстановит эффективность свободной рыночной экономики. Иными словами, можно было смириться с необходимостью ликвидировать ошибочные инвестиции, избавиться от явно нежизнеспособных банков и пройти через период дефляционного сжатия денег, цен и кредита. Поступи они так, им пришлось бы пережить жесткий и малоприятный, но непродолжительный период спада и последующего выхода из рецессии. Если государство не вмешивается, рецессия, как правило, за 12-18 месяцев изживает себя и начинается стадия экономического подъема.
Но США, Британия и все остальные страны попали под обаяние идеи дешевых денег. Если инфляционная экспансия банковского кредита завела мир в это болото, значит, чтобы выбраться отсюда, нужно действовать в том же направлении еще решительнее. Это инфляционистское, «протокейнсиан-
ское» безумие, а также усилия государства, направленные на предотвращение дефляции, превратили то, что могло бы оказаться недолгим и суровым спадом, в затяжную стагнацию, сопровождавшуюся беспрецедентно высокой безработицей, с которой покончила только Вторая мировая война.
Вопреки существующему монетаристскому мифу, что в 1929-1933 гг. Федеральный резерв целенаправленно сокращал денежную массу, США, как и Великобритания, пытались выбраться из рецессии с помощью инфляции. Федеральный резерв проводил инфляционную политику отчасти преследуя внутренние цели, отчасти чтобы помочь Великобритании. В течение недели великого биржевого краха — последней недели октября 1929 г. — Федеральный резерв, точнее говоря Джордж Харрисон, удвоил портфель государственных ценных бумаг и переучел на 200 млн долл. векселей банков-членов ФРС. За одну неделю Федеральный резерв увеличил банковские резервы на 300 млн долл., чтобы предотвратить коллапс рынка акций и дать нью-йоркским банкам возможность перевести на себя кредиты брокерам, уплаты которых требовали небанковские кредиторы. Вопреки возражениям Роя Янга из Совета управляющих Федерального резерва, Харрисон заверил НьюЙоркскую фондовую биржу, что он «готов предоставить все необходимые средства, которые могут понадобиться»106. В декабре министр Медлон с обычным для себя оптимизмом заявил, что «кредита предостаточно», а президент Гувер, обращаясь 5 декабря к съезду бизнесменов, поздравил страну с тем, что у нее есть такая замечательная Федеральная резервная система, которая сумела спасти пошатнувшиеся банки, восстановила доверие и, снизив процентную ставку, обеспечила изобилие кредита.
В начале 3930 г. Федеральный резерв запустил программу удешевления кредита, и за год снизил ставку переучета векселей с 4,5 до 2%. Ставки по ссудам до востребования и по акцепту векселей также были снижены. Федеральный резерв закупил государственных облигаций на 218 млн долл., увеличив
резервы банков-членов на более чем 100 млн долл. Но из-за банкротства банков в конце 1930 г. объем денежной массы не увеличился. Инфляционисты были недовольны. В конце октября «Бизнес уик» (в то время, как и в наши дни, являвшийся рупором «просвещенных» деловых кругов) разразился обвинениями в адрес «дефляционистов», которые опять оказались «на копе». А вот Паркер Уиллис в редакционной колонке в «Нью-Йорк джорнэл оф коммерс» язвительно указал, что банкротство банков — результат проводимой Федеральным резервом политики дешевых денег, мешающей «расчистке рынков». Уиллис отмечал, что страна страдает из-за того, что огромный капитал заморожен в убыточных заводах, зданиях и т.п. и что избавиться от депрессии удастся лишь после того, как этим бесперспективным проектам будет позволено «ликвидироваться».
В 1930 г. Монтегю Норман отчасти реализовал свое желание формализовать сотрудничество центральных банков. Норман сумел добиться создания нового «банка для центральных банков», Банка международных расчетов; он наладил механизм регулярных совещаний в Базеле, обеспечил клиринговые услуги для репарационных платежей Германии. Хотя Конгресс запретил Федеральному резерву присоединяться к Банку международных расчетов, Федеральный резервный банк Нью-Йорка и моргановские структуры тесно сотрудничали с новым международным банком. Тот, со своей стороны, относился к Федеральному резервному банку Нью-Йорка как к законному центральному банку США. В феврале 1930 г. Гейтс Макгаррах вышел в отставку с поста председателя совета директоров Федерального резервного банка Нью-Йорка, чтобы стать президентом Банка международных расчетов, а Джэксон Рейнолдс, директор Федерального резервного банка Нью-Йорка, был председателем первого организационного комитета Банка для международных расчетов. Не удивительна, что значительную часть капитала Банку международных расчетов была предоставлена банком «Джи Пи Морган энд компани». И хотя официального разрешения на присоединение к новому Банку не было, управляющий Федерального резервного банка НьюЙорка Джордж Харрисон совершал «регулярные деловые поездки» для совещаний с руководителями других центральных банков, а его банк в 1931 г. увеличил кредиты Банку международных расчетов.
В 1931 г. многие европейские банки, раздувшиеся в результате кредитной экспансии, получили по заслугам. В октябре
1929 г. австрийский банк «Боден-Кредит-Анштальт», занимавший важное место в банковской системе страны, находился на грани банкротства. Вместо того чтобы дать банку «загнуться» и исчезнуть, международная финансовая элита во главе с Ротшильдами и Морганами помогла банку выжить. Банк «Боден» был присоединен к более старому и сильному банку «Остеррайхише-Кредит-Анштальт», в результате ставшему крупнейшим коммерческим банком Австрии, а профинансировал операцию международный синдикат, в который входили, среди прочих, Дж. П. Морган и венские Ротшильды. Кроме того, правительство Австрии гарантировало некоторые активы банка «Боден».
Однако слияние ослабило «Кредит-Анштальт», и в мае 1931 г. французские банкиры, разгневанные объявлением о заключении таможенного союза между Германией и Австрией, организовали массовое изъятие средств с его счетов. Хотя на помощь «Кредит-Анштальт» пришли Банк Англии, венский банк Ротшильдов и Банк международных расчетов (которому помогали Федеральный резервный банк Нью-Йорка и другие центральные банки), предоставив ему более 31 млн долл., и несмотря на гарантии австрийского правительства, выделившего на оплату обязательств банка 150 млн долл., ни один банк не в силах устоять, если началось массовое изъятие средств вкладчиками, так что в июне 1931 г. Австрия вышла из золотого стандарта, т.е. фактически объявила о банкротстве государства.
В этот момент началось массовое снятие средств со счетов немецких банков. С помощью Банка Англии, Банка Франции, Федерального резервного банка Нью-Йорка и ряда других центральных банков Банк международных расчетов собрал для спасения Рейхсбанка 100 млн долл. Но натиск вкладчиков, среди которых были как немцы, так и иностранцы, оказался непреодолимым. К середине июля банковская система Германии была разрушена и страна вышла из золотого стандарта. Поскольку немцы больше всего на свете боялись безудержной инфляции, причиной которой считали девальвацию внешневалютного курса, правительство Германии сочло своим долгом поддержать паритет марки, курс которой относительно золота был сильно завышен. Для достижения этой цели и с расчетом на продолжение инфляционной кредитной экспансии правительство Германии ввело жесточайшие меры валютного контроля.
Было ясно, что следующей после Австрии и Германии будет Англия и что потерявшая доверие публика потребует от нее свое золото. И действительно, в середине июля требования о погашении фунтов золотом стали массовыми, и за девять дней конца июля Банк Англии лишился 125 млн доля, золотом.
В условиях классического золотого стандарта меры по выходу из такого рода кризиса очень просты: нужно ужесточить денежную политику, резко повысив процентную ставку, чтобы золото и иностранный капитал не уходили из Англии или вернулись назад. При возникновении подобного кризиса в условиях классического золотого стандарта банк поднимал ставку до 9-10% и не снижал ее до окончания кризиса. Но в новых условиях приверженность Банка Англии политике дешевых денег оказалась настолько прочна, что от абсурдно низкой
ставки 2,5% на середину июля, когда начался кризис, он постепенно к концу июня поднял ее до 4,5%, и эта низкая ставка продержалась до черного воскресенья, пришедшегося на 20 сентября, когда Англия отказалась от того самого золотодевизного стандарта, который она столь недавно навязала всему миру. Но вместо того чтобы сжать кредит, Банк Англии продолжал политику накачки экономики деньгами. За последние две недели июля Банк Англии приобрел государственных ценных бумаг почти на 115 млн долл.
Англия постыдно выбросила белый флаг в то самое время, когда центральные банки других стран пытались выручить Банк Англии и сохранить золотодевизный стандарт. В ответ на призывы Нормана о помощи Банк Франции и Федеральный резервный банк Нью-Йорка предоставили 1 августа Банку Англии по 125 млн долл. кредита, а в конце августа консорциум французских и американских банков выделил ему еще 400 млн долл. Эти огромные средства были истрачены впустую во имя идеалов инфляционизма и ради поддержания ставки на уровне 4,5%. Как заключает д-р Андерсон:
Англия вышла из золотого стандарта, когда процентная станка Банка Англии составляла 4,5%. В 1913 г. любому британскому банкиру эта ситуация показалась бы немыслимой... В крушении золотого стандарта в Англии не было никакой необходимости. Причиной всего было длительное нарушение законов золотого стандарта, но даже в момент развязки осе можно было бы спасти, вернувшись к ортодоксальной политике золото-
1 ПК
го стандарта.
Англия предала не только страны, пытавшиеся поддержать фунт, но и страны, которым она в 1920-е гг. лукаво навязала золотодевизный стандарт. Она предала банки, которых убедила держать крупные суммы в фунтах на счетах в Лондоне, прежде всего Банк Нидерландов и Банк Франции. В пятницу, 18 сентября, д-р Г. Виссеринг, глава Банка Нидерландов, позвонил Монти Норману и задал вопрос о курсе фунта стерлингов.
Виссеринг подозревал, что пора снять деньги с лондонских счетов, но старый друг Норман заверил его, что при любых обстоятельствах Англия не откажется от золотого стандарта. Спустя два дня Англия предала весь мир. Банк Нидерландов понес огромные убытки109. Правительство Голландии устроило банку выволочку за то, что все средства держал в фунтах до самого последнего момента. В свое оправдание Банк ссылался на многократные заверения Банка Англии, что в Лондоне все иностранные счета в полной сохранности и им ничто не грозит. Банк Нидерландов открыто заявил, что Банк Англии предал и обманул его.
Банк Франции также понес крупные убытки от предательства англичан — его потери составили 95 млн долл. Вопреки всем своим опасениям, он лояльно поддерживал английскую золотодевизную систему и накопил значительные стерлинговые резервы. До тех пор пока Банк Англии не вышел из золотого стандарта, Банк Франции не продал ни одного фунта стерлингов; к сентябрю 1931 г. его стерлинговый портфель составил 300 млн долл. — 20% всех валютных резервов Франции. В 1928-1931 гг. запасы фунтов в Банке Франции временами достигали 2/3 всего золотого резерва Банка Англии.
Монтегю Норман обвинил в своем постыдном провале Банк Франции, но французские власти не имели отношения к давлению на фунт в 1931 г. Атаку организовали прозорливые французские частные инвесторы и коммерческие банки, которые, почуяв слабость фунта и видя нежелание британцев использовать для его поддержки стандартные меры кредитноденежной политики, решили предъявить свои фунты для размена на золото111. Результаты операции по размену фунтов на золото были усугублены хроническим внешнеторговым дефицитом, а к тому же вряд ли на пользу золотому стандарту могло пойти и то, что в конце июля 1931 г. правительство Велико-
британии запланировало на 1932/33 фискальный год самый большой с 1920 г. бюджетный дефицит в размере 120 млн фунтов стерлингов. В сентябре были сделаны попытки сократить бюджетный дефицит, но они провалились из-за протеста профсоюзов. Свою роль сыграла и краткосрочная сидячая забастовка военных моряков, которая убедила иностранцев, что Британия не будет особенно напрягаться для спасения своего фунта стерлингов.
В своих мемуарах экономист Мориц Бонн четко подытожил значение того, что совершили англичане в сентябре 1931 г.:
20 сентября 1931 г. стало концом эпохи. Это оказался последний день эпохи экономического либерализма, когда Великобритания была лидером мира... Теперь все это величественное сооружение рухнуло. Девиз «надежно, как Банк Англии» утратил всякий смысл. Банк Англии объявил себя неплатежеспособным. Впервые в истории великая страна-кредитор девальвировала свою валюту, причинив огромные убытки всем,
кто ей доверял
Сразу же после выхода Англии из золотого стандарта курс фунта упал на 30%. Есть ирония в том, что после всех приключений, в которые Англия ввергла мир, фунт упал до 3,40 долл., т.е. до того самого курса, при котором золотой фунт оказался бы жизнеспособным, если бы Англия с самого начала установила золотой паритет на этом уровне. Вслед за Британией еще 25 стран вышли из золотого стандарта и, проведя девальвацию, перешли к* плавающему валютному курсу. Так завершилась эпоха золотодевизного стандарта.
<< | >>
Источник: Мюррей Ротбард. История денежного обращения и банковского дела в США: от колониального периода до Второй мировой войны. 2009

Еще по теме Депрессия и конец золотодевизного стандарта: 1929-1931 гг.:

  1. Золотодевизный стандарт в действии: 1926-1929 гг
  2. Не золотой, а золотодевизный стандарт
  3. От золотомонетного к золотодевизному стандарту
  4. Конант: денежный империализм и золотодевизный стандарт
  5. Конец золотого стандарта и начало нового мирового финансового порядка
  6. (ларвированная депрессия, вегетативная депрессия, реактивная депрессия, депрессия истощения)
  7. Правило 1931 г.
  8. Правила до 1931 г.
  9. 1929 год и период после него
  10. Маски соматизированной депрессии Проблема соматизированных депрессий в современной медицине
  11. Спад деловой активности 1929—1933 гг.
  12. 1931-1939: Кучвада, Мадхья-Прадеш, Индия
  13. 5.Советско-германские отношения 1931—1933 гг. и «военная партия* в СССР
  14. Хроника Плачущей Луны. Яков Блюмкин. Октябрь 1929 года
  15. Финансы в начальный период борьбы за социалистическую индустриализацию страны (1926-1929 гг.)
  16. Классический золотой стандарт
  17. Ротшильды и золотой стандарт